LJ Magazine. Гимнастика клименко


«Тебя оставят в покое только тогда, когда ты разобьешься на помосте…»

И еще о советско-российском спорте: цитаты, а потом добавлю кое-что от себя — так как мне с этим подонком пришлось непосредственно столкнуться во время армейской службы.,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,,

«ПЕТЛЯ МУХИНОЙ» Самая трагическая судьба в истории гимнастики: Елена Мухина стала знаменитой в одночасье, когда в 1978 году выиграла абсолютное первенство мира, а через 2 года…

Восхищение советскими спортсменами, в особенностью гимнастками — дело, конечно, хорошее. Я тоже ими восхищался — до того, как мне довелось служить аккомпаниатором в команде гимнастики ЦСКА. Мне сильно повезло тогда — после консерватории большую часть из полутора армейских лет я провел там. И моим единственным и непосредственным начальником был главный тренер команды, олимпийский чемпион подполковник Михаил Клименко. Много чего я увидел там и узнал о таких вещах, что с тех пор у меня нет желания смотреть выступления гимнастов. Можно было бы рассказать и о скандале 1984-го, о котором наружу не просочилось ничего: как глава спорткомитета, брат Клименко Виктор, продавал сексуслуги наших художественных гимнасток зарубежным членам международного жюри (какому-то французу то ли не угодили, то ли он решил вывести всех на чистую воду) — тогда глава комитета полетел и осел «у нас» в команде ЦСКА в качестве тренера, а потом опять вознёсся, когда все улеглось… Тогда никто помимо руководства об этом и не знал. А мне очень хотелось блевать, видя всех этих людей. Но и те, кто не продавал девочек, калечил их как только мог. Да, жестокий мир — возможно, и в спорте других стран так же, хотя думаю, СССР и Китай по этим показателям впереди. Я знаю правду и про вот это — там много чего написано, но главное там переврано, потому что тогда бы этот тренер не смог бы выковать в своей кузнице еще несколько чемпионов…

—————————————-

«В 1975 году на Спартакиаде народов СССР у Лены после неудачного приземления произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову. Однако каждый день в больницу к ней приезжал Клименко и увозил в зал, где она без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации подобных травм, тренировалась целый день. На переломы ребер, сотрясения мозга, воспаления суставов, подвернутые голеностопы и выбитые пальцы она даже не обращала внимания. Боясь гнева тренера, она скрывала свои травмы, тайком нюхала нашатырь и шла на очередной снаряд…

——————————

…………….Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, но он лишь процедил сквозь зубы: «Ты вечно ищешь повод ничего не делать»

………………….. Елена Мухина стала четвертой советской гимнасткой , ставшей абсолютной чемпионкой мира.

Это безумное напряжение не могло пройти бесследно. Когда мы с Мухиной периодически встречались в зале, она выглядела заторможенной, часто плакала. Как-то сказала, что не успевает полностью перейти проспект перед спорткомплексом ЦСКА, пока горит зеленый свет, — не хватает сил. При этом её произвольная программа практически на всех снарядах продолжала оставаться сложнейшей в мире.

Осенью 1979-го на показательных выступлениях в Англии Мухина сломала ногу. Полтора месяца проходила в гипсе, но когда его сняли, выяснилось, что сломанные кости разошлись. Их поставили на место, наложили гипс заново, и на следующий день (на этом настоял тренер) Мухина уже была в зале — работала на снарядах, приземляясь на соскоках на одну ногу. Через два месяца после того, как гипс был снят, она делала уже все свои комбинации.

«Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня, — вспоминала Мухина. — Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

На последний в своей жизни сбор в Минске в начале июля 1980 года Мухина приехала с больными от перегрузок голеностопами, коленями, и к тому же у нее началось воспаление суставной сумки кисти. Сборная СССР по гимнастике готовилась к Олимпийским играм. Тренер Мухиной — Михаил Клименко — на пару дней уехал в Москву (в кулуарах шли разговоры, что Мухину могут не включить в основной состав, и Клименко поехал «отстаивать» ученицу в верхах). Лена работала самостоятельно и на одной из тренировок решила попробовать уникальную связку. Суть ее заключалась в том, что после фляка и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка приземление должно было происходить не на ноги, как обычно, а головой вниз, в кувырок. Гимнастка неудачно толкнулась, высоты не хватило, и на глазах главного тренера женской сборной Амана Шаниязова, гостренера Лидии Ивановой и тренера команды по акробатике (больше в зале не было никого) она врезалась в пол, сломав шею. По мнению одного из тренеров, она разбилась потому, что просто недотолкнулась в разбеге той самой, травмированной, ногой. …………..

Согласно интервью Ларисы Латыниной, Михаил Клименко был поражен ее травмой. Мухина не ожидала быть добавленной в перечень советской олимпийской команды. Существовало малое сомнение, что советская женская гимнастическая команда получит золотую медаль на Летней Олимпиаде так, как это было на предыдущих Играх. Несмотря на это, Клименко хотел, чтобы Мухина тренировалась, чтобы он стал «тренером олимпийского чемпиона». После этих событий Клименко эмигрировал в Италию.

Елена Мухина и её тренер Михаил Клименко

Когда случается травма, всегда возникает вопрос: «Кто виноват?» Когда я спросила Мухину, что думает на этот счет она сама, Лена ответила уклончиво: «Я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами…»

Не знали тогда какой ценой давались эти тренеровки Елене. Выходя из гостиницы на тренировку она каждый раз задерживала взгляд на проезжающих мимо машинах, автоматически прикидывая: если броситься под колеса — успеет та затормозить или нет. Примерялась к карнизу за окном гостиничной комнаты и рассчитывала, как должна прыгнуть, чтобы было наверняка. Когда в том, девятилетней давности, разговоре она рассказала мне об этом, я в ужасе спросила, почему она не бросила гимнастику раньше?

«Не знаю, — последовал ответ. — Я несколько раз видела свое падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются» (отсюда)

………………………..

«Сегодня почти все партнеры Мухиной по тогдашней сборной живут за границей — в США, Канаде, Франции. Они, здоровые, оказались никому не нужны у себя на родине. А парализованная чемпионка мира не нужна своей стране тем более, хотя именно ради страны она пошла 23 года назад на роковой прыжок…» (отсюда)

———————

От себя добавлю — здесь много переврано (например, что Клименко эмигрировал в Италию – нет, он остался главным тренером; видимо, он уехал уже в 90х), и вся правда до сих пор не сказана — мне рассказывали, что Клименко в зале был, когда это случилось, но, как всегда, не стоял на страховке при выполнении опасного нового элемента. Я верю этому, потому что он и при мне часто не страховал гимнасток — даже через всего 3 года после этой жуткой трагедии… Но написали, что он уехал на 2 дня (в других статьях — на 1 день). А тут уже явно престарались: «Уезжая, Клименко запретил ей делать этот прыжок на помосте. Сказал: «Лена, никакой самодеятельности. Сальто будешь выполнять только на моих глазах, со страховкой».» Зато есть видео.

Я видел, как девятилетние девочки вынуждены делать упражнения, запрещённые до достижения 14-ти лет. Как несколько раз убегала его 10летняя воспианница — садилась на поезда и ехала, чтобы убежать как можно дальше, но ее всегда рано или поздно отлавливали… После всего этого сложно восхищаться их достижениями.

Вообще восхищаться героизмом людей — это замечательно. Неплохо, однако, было бы рассказать о том, почему они вынуждены быть героями.Вспомнил слова, которые Клименко все время повторял Мухиной и которые вошли в поговорку у членов его Команды:

«Тебя оставят в покое только тогда, когда ты разобьешься на помосте»

mayday.rocks

Пятничные посиделки. Елена Мухина (1960-2006)

     Елена Мухина родилась в Москве в 1960м. В 1962 умерла её мама, отец брать на себя ответственность за маленького ребенка не захотел, а в 1965, как пишут и его не стало. Воспитанием Елены с двухлетнего возраста занималась бабушка, Анна Ивановна.     Елена росла очень застенчивой, но гимнасткой хотела стать  с детства. Позже в интервью она рассказывала: "Однажды на уроке появилась неизвестная женщина. Представилась: Олежко Антонина Павловна, мастер спорта. И говорит: кто хочет заниматься в гимнастической секции – поднимите руку. Я чуть не закричала от радости!"

    Благодаря упорству, таланту и чрезвычайной работоспособности Мухина вскоре попала к тренеру Александру Эглиту в спортивный клуб «Динамо». Через некоторое время Эглит перешел работать в ЦСКА и забрал с собой своих учениц, среди которых была и 14-летняя кандидат в мастера спорта Елена Мухина. В том же 1974 году Эглит предложил коллеге-тренеру Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу, и Клименко, который до этого тренировал только мужчин, согласился. С этим тренером и была впоследствии связана вся спортивная карьера Елены Мухиной.

Елена Мухина и Клименко

     Методы работы у Михаила Клименко были жесткими, подчас жестокими. Решив сделать из Мухиной чемпионку мира, Клименко сделал упор на сложность её программы. Программа получилась сложнейшая, просто невероятная. В 1977 году на чемпионате Европы в Чехии Елена Мухина на брусьях выполнила фантастический элемент, названный после "петля Мухиной".     Нелли Ким рассказывала: «У Лены на брусьях был чудо-элемент, который назвали «петлей Мухиной». Раньше была «петля Корбут», а потом появилась и «петля Мухиной», когда Клименко по предложению своего брата Виктора решил усовершенствовать «петлю Корбут» — получилось нечто потрясающее. Зрители ахают и закрывают глаза, а Мухина, как в цирке, взмывает над брусьями и порхает в воздухе»

     С такой программой постоянные травмы были неизбежны. Тренер гнал и гнал вперед, не давая возможности их залечить или просто передохнуть. Однажды перед Кубком СССР Лена серьезно травмировала ахилл. Врач команды просил снять Мухину с малозначительных соревнований. Клименко пообещал. А на следующий день Лена со страшной мукой на лице вышла на помост…

     В 1975 году на Спартакиаде народов СССР у Лены после неудачного приземления произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову. Однако каждый день в больницу к ней приезжал Клименко и увозил в зал, где она без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации подобных травм, тренировалась целый день.

     Перед чемпионатом Европы Елена ударилась боком о нижнюю жердь брусьев так, что та расщепилась. "По ощущениям я сломала себе ребра, - рассказывала позже Лена. - Но тогда, посидев десять минут на матах, в полубессознательном состоянии отработала еще и вольные, и бревно. Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, но он лишь процедил сквозь зубы: "Ты вечно ищешь повод ничего не делать". На сотрясения мозга, воспаления суставов, подвернутые голеностопы и выбитые пальцы она даже не обращала внимания. Боясь гнева тренера, она скрывала свои травмы, тайком нюхала, зажатый в руках, нашатырь и шла на очередной снаряд.

     Результатами этого адского труда стали блистательные победы на всевозможных чемпионатах. К 1979 году Елена Мухина завоевала, а здесь именно это слово уместно, звания:Абсолютная чемпионка мира (1978) Чемпионка в командном первенстве и в вольных упражнениях (1978) Серебряный призер в упражнениях на брусьях и бревне (1978) Чемпионка Европы в упражнениях на брусьях (1977, 1979) Чемпионка Европы в упражнениях на бревне и в вольных упражнениях (1977) Серебряный призер в многоборье и в вольных упражнениях (1977, 1979) Бронзовый призер в опорных прыжках (1977) Победительница Кубка Мира в упражнениях на брусьях и бревне (1977) Абсолютная чемпионка СССР (1978) Чемпионка СССР в упражнениях на брусьях (1978, 1977) Чемпионка СССР в вольных упражнениях (1977) Серебряный призер в многоборье и Кубка СССР в многоборье (1977) Бронзовый призер чемпионата СССР в упражнениях на брусьях (1977) Бронзовый призер чемпионата СССР в вольных упражнениях (1978) Награждена высшим знаком олимпийского почёта Серебряным Олимпийским орденом Международного олимпийского комитета Кавалер ордена «Знак Почёта».

    Напряжение было страшным. Елена позже рассказывала: «Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня. Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

   На последние в своей жизни сборы в Минск Мухина приехала с больными от перегрузок голеностопами, коленями, и к тому же у нее началось воспаление суставной сумки кисти. По мнению одного из тренеров, она разбилась потому, что просто недотолкнулась в разбеге той самой, недавно травмированной, ногой. Это были сборы по подготовке к московской олимпиаде. Июль 1980 года. Михаил Клименко уехал на пару дней в Москву.  Елена работала самостоятельно и на одной из тренировок решила попробовать уникальную связку - после фляка и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка приземление должно было происходить не на ноги, как обычно, а головой вниз, в кувырок. Гимнастка неудачно толкнулась, ей не хватило высоты, и на глазах главного тренера женской сборной Амана Шаниязова, тренера Лидии Ивановой и тренера команды по акробатике она упала головой в пол, повредив шейный позвонок.     Первая операция на позвоночнике была сделана Мухиной лишь через сутки после травмы. Кто-то из ключевых хирургов был в отпуске. Операция длилась несколько часов, но из-за промедления результат во многом был неутешительным – Мухина осталась почти полностью парализованной. После очередной операции в боку гимнастки образовался свищ, который не затягивался полтора года. Каждый раз врачам с колоссальным трудом удавалось выводить Мухину из послеоперационной комы - организм отказывался бороться за жизнь. Елена в интервью рассказывала: «После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать. Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять свое отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума...Конечно, поначалу я страшно жалела себя. Особенно тогда, когда впервые после травмы вернулась домой, откуда уходила на своих ногах, и где все по-прежнему предполагало присутствие человека на ногах. К тому же почти каждый, кто приходил меня проведать, спрашивал: «Ты собираешься подавать в суд?» Когда журналистка спросила Мухину, что она думает на этот счет, Лена ответила: «Это я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами...»

     После того, как несчастье произошло, одна из тогдашних руководителей сборной СССР сказала Мухиной: "Кто же знал, что тебе было на самом деле так плохо, как ты говорила?"     Не знали тогда и о том, что Лена, выходя из гостиницы на тренировку, каждый раз задерживала взгляд на проезжающих мимо машинах, автоматически прикидывая: если броситься под колеса - успеет та затормозить или нет. Примерялась к карнизу за окном гостиничной комнаты и рассчитывала, как должна прыгнуть, чтобы было наверняка. Позже близкие подруги спрашивали, почему она не бросила гимнастику раньше?     "Не знаю, - следовал ответ. - Я несколько раз видела свое падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются".     За восемь лет Лену Мухину оперировали несколько раз, и после многочисленных операций летом 1985 года ей предложили обратиться к Валентину Дикулю. Однако в результате огромных нагрузок на организм через пару месяцев она опять попала в больницу — отказали почки. Но Мухина не сдавалась. Через несколько лет после страшного падения могла сидеть немного в кресле, держать ложку, немного писать. К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены. Она сумела окончить Московский институт физкультуры. Всё это сидя или полулежа.     Тренер Мухиной, Михаил Клименко, обосновался в Италии. Когда он на некоторое время вернулся в Москву и хотел встретиться с Еленой, она отказалась наотрез, хотя к остальным своим соратникам относилась прекрасно и старалась жить очень оптимистично.     В 2005 Елена пережила страшную трагедию - смерть бабушки. Отдать ее в дом для престарелых Елена не захотела, несмотря на то, что 92-летняя женщина сама требовала постоянного ухода. И, уже выжив из ума и чувствуя, что умирает, постоянно кричала внучке: "Я не оставлю тебя. Пойдем со мной!".     Мухина пережила и этот кошмар. Попросила, когда Анны Ивановны не стало, лишь об одном: когда придет время, ни при каких обстоятельствах не хоронить ее рядом с бабушкой. И не проводить вскрытия. Оставить в покое.     Последние шесть лет с Еленой жила Лена Гурина, с которой она вместе выступала. Это был такой замечательный тандем — две гимнастки, они очень хорошо понимали друг друга. Тамара Жалеева вспоминает разговоры с Еленой Мухиной по телефону: «А вы знаете, Тамара Андреевна, мы вот с Леной Гуриной смотрим и решаем: как вот эта музыка? Подходит этой гимнастке или нет? Юле Ложечко, например, или Ане Павловой? Я говорю: нет, не подходит — и оказывается, что и Лена так думает».     Последние годы Елена Мухина все время лежала. Жалеева часто бывала у неё. Они обсуждали современную гимнастику, программы. Тамара Андреевна вспоминает, что однажды спросила Елену: «Что у тебя болит-то, что ты все болеешь в этом году? А она вдруг говорит: «Тамара Андреевна, ну разве столько живут с моим диагнозом? Вы же знаете, сколько мне операций сделали, — всё болит. И почки, и печень, и сердце — всё село. А я лежу. Ведь столько не живут!» Я ей говорю: «Леночка, миленькая… Не надо об этом думать!» - «Как не думать - так много я уже живу». Вот так и поговорили. Я даже не предполагала, что все так быстро произойдет. Я заходила к ней еще 26-го, а Леночка Гурина говорит: «Она заснула, не хотела, чтобы ее будили». Я ушла — даже не поздоровалась, ничего, и как-то у меня так сердце защемило… На следующий день она умерла. В три часа дня она сказала: «Лена, мне очень плохо». И стала задыхаться. В пять часов ее не стало».

      Елена Вячеславовна Мухина скончалась 22 декабря 2006 года и была похоронена в Москве на Троекуровском кладбище.

Текст статьи «Трагедия длинной в 26 лет», автор Елена ВайцеховскаяТекст статьи  "Петля Мухиной", Новая газета, автор Андрей УСПЕНСКИЙТекст статьи «Умерла Елена Мухина», автор П.КрасновМатериалы сайта chtoby-pomnili.com

Елена Мухина (1960-2006)

olga74ru.livejournal.com

Петля Мухиной. Самая трагичная история советской гимнастики

20 ярких лет активности, побед, надежд и еще 26 – полной неподвижности.

Елена Мухина могла стать чемпионкой на московской Олимпиаде, но страшная травма, полученная за несколько недель до соревнований, кардинально изменила ее жизнь. На сборе перед Играми гимнастка решила без страховки и тренера выполнить сложнейшую связку. До этого она была лидером сборной СССР, а вот «после» уже было совсем другим – спортсменка недокрутила, врезалась в помост головой и сломала шею. Операцию 20-летней гимнастке провели не раньше чем через сутки, а кто-то говорит – через три дня. Мухина навсегда осталась парализованной.

Тренера Елены, отсутствовавшего на базе в Минске, звали Михаил Клименко. Он взял Мухину 14-летней и решил, что ее козырем будет специально созданная сложнейшая программа – до того Клименко работал только с мужчинами. Через три года Елена стала второй в многоборье на первенстве СССР и выиграла три золота на отдельных снарядах на чемпионате Европы в Праге, представив там прежде неизвестный элемент на брусьях, который впоследствии был назван в честь нее – «петля Мухиной». В следующем году она победила в общем зачете чемпионата страны и завоевала три золота на мировом первенстве в Страсбурге. На награждении Мухина не смогла сдержать слез.

Никто не подозревал, что это были не слезы радости, а разочарования. «Об этом никто не знает, но я на чемпионат ехала, я прощалась со спортом. Что вот это последние соревнования, и я ухожу, я больше не выдерживаю. Не столько физическая нагрузка, сколько психологическая. Физически я была не то что слаба, у меня, к сожалению, сил было не так много. Вылезала я только на технической подготовке и на эмоциональном сосредоточении – только на внутренней энергии. И поэтому, когда я встала на пьедестал, это было такое жуткое разочарование. Как озарение. Я поняла, что чемпионка прошедшего чемпионата мира, прошлого года. Что я вот сейчас сойду с этого пьедестала, и все надо начинать сначала. Я хотела уйти, но внутренние ощущения – что меня никто не отпустит», – рассказывала Мухина в интервью много лет спустя.

Говоря, что ее никто не отпустит, Мухина в первую очередь имела в виду Клименко. Тренера она слушалась беспрекословно. Были травмы, сильные боли, но Клименко не реагировал на жалобы. Напротив, он обвинял свою подопечную в том, что она делает себе поблажки, ленится, капризничает. Лена продолжала работать.

Первая серьезная травма случилась в 1975 году во время Спартакиады народов СССР в Ленинграде. После неудачного приземления у гимнастки произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. Мухина оказалась в больнице, не могла поворачивать шею. Тем не менее ежедневно после врачебного обхода Клименко забирал гимнастку в зал, снимал ортопедический ошейник, и она тренировалась до вечера. В тот момент спортсменка почувствовала, как стали неметь ноги; узнала ощущение слабости, впоследствии ставшее для нее привычным.

Далее – переломы, сотрясения, повреждения суставов и голеностопов, выбитые пальцы, мышечные травмы. Елена Вайцеховская, как и Мухина выступавшая за ЦСКА, запомнила ее такой: «Она выглядела заторможенной, часто плакала. Как-то сказала, что не успевает полностью перейти проспект перед спорткомплексом ЦСКА, пока горит зеленый свет – не хватает сил. При этом ее произвольная программа практически на всех снарядах продолжала оставаться сложнейшей в мире».

Мухина не решилась бросить гимнастику после чемпионата мира-1978 и на показательных выступлениях осенью 1979 года в Англии сломала ногу. Провела полтора месяца в гипсе, после чего выяснилось, что кости разошлись. Ей снова наложили гипс. Клименко не стал дожидаться выздоровления и отправил Мухину тренироваться в зал на одной здоровой ноге.

«Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня, – вспоминала Мухина. – Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

Отбор в национальную команду на Олимпиаду стартовал в марте 80-го, но Елена к нему восстановиться не успела – чемпионат СССР она пропустила, а на июньском Кубке страны стала 14-й. Мухина к Играм не была готова – это понимали все, в том числе и Клименко, – однако из сборной ее не вычеркивали, оставляя шанс. Последним этапом подготовки шел заключительный сбор в Минске, по итогам которого должна была быть сформирована команда из шести гимнасток.

«Она тогда вообще в команду не попадала. Из-за этого беда и случилась. Клименко очень хотел, чтобы Мухина в Москве выступила. Никто не сомневался, что команда завоюет олимпийское золото, и он надеялся стать тренером олимпийской чемпионки. Загнал ли он гимнастку? Именно. У Лены безумно болела нога, а он заставлял работать», – рассказывала Лариса Латынина.

Усложняя программу Мухиной в преддверии Олимпийских игр, Клименко включил в нее новый элемент в вольных упражнениях: после фляка и сложнейшего прыжка (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) приземление должно было происходить головой вниз в кувырок. Этот элемент назывался «сальто Томаса» и был взят из мужской гимнастики. По воспоминаниям Мухиной, она неоднократно говорила тренеру, что ей не хватает скорости и высоты для выполнения нового элемента, что сальто Томаса крайне опасно, так как она рискует сломать себе шею. Клименко же считал, что новый элемент не несет опасности для Мухиной и не пожелал услышать свою ученицу.

«Я несколько раз видела свое падение во сне, – говорила Мухина. – Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются».

На сбор в Минске спортсменка приехала нездоровой: от перегрузок болели колени и голеностопы, началось воспаление суставной сумки кисти. Трагедия произошла 3 июля. Известно, что Клименко в тот день не работал с гимнасткой, уехав в Москву по делам – по неофициальной информации, тренер собирался договориться со спортивными чиновниками, которые хотели отцепить Мухину от олимпийской команды.

По наиболее распространенной версии, Клименко, уезжая, запретил Мухиной самостоятельно тренировать сальто Томаса на помосте, только в поролоновую яму. Но спортсменка все же решила исполнить программу полностью, включая новый элемент. Свидетелем злополучного падения стала гостренер сборной СССР, ныне комментатор по спортивной гимнастике Лидия Иванова, у которой свое видение истории.

«В тот день Лена неважно себя чувствовала, но тренер настоял, чтобы она сделала прогон, показала всю программу с максимальной сложностью в вольных упражнениях, – рассказывала Иванова. – В одном из сложных прыжков, когда Лена уже пошла в воздух и начала закручиваться, она то ли расслабилась, то ли подвел травмированный голеностоп: Мухина недокрутилась и со всего размаху ударилась о ковер. К Лене подбежали, она была без сознания, померили давление – по нулям. Когда проверили ноги – они не откликались. Перелом позвоночника! Ее сразу перевезли на самолете в Москву, оперировать взялся доктор из клиники на Красной Пресне. Операция была очень сложной, жизнь Лене спасли, но вернуть здоровье уже не смогли. Она так и осталась навсегда парализованной».

Иванова не уточнила, какой именно тренер настоял на полном прогоне программы; также остается непонятным, как получилось, что в Минске не смогли прооперировать гимнастку сразу после ее падения. Немедленное хирургическое вмешательство могло значительно облегчить положение Мухиной. Но в тот день у врачей нужной квалификации были то ли выходные, то ли отпуска.

Нина Лебедева, методист по лечебной гимнастике и массажу спинально-мозгового отделения 19-й московской городской больницы, описывала травму спортсменки следующим образом: «У нее случился анатомический разрыв, а это – перелом шейных позвонков с повреждением спинного мозга. То есть к моменту операции начались необратимые процессы. Анатомический разрыв – это, повторюсь, не только повреждение позвоночного столба. При такой травме пострадавший обречен на неподвижность, а без операции – на верную смерть».

После первой операции последовали другие, но видимых результатов они не принесли. Гимнастка оставалась почти полностью парализованной: не могла стоять, сидеть и даже держать ложку. Двигательная активность сохранилась только у плечевого и локтевых суставов. Около года она провела в спинальном отделении столичной больницы, после чего вернулась в московскую квартиру. Мухина обращалась к Валентину Дикулю, создателю методики по реабилитации заболеваний опорно-двигательного аппарата. Но через пару месяцев серьезных физических нагрузок ее вновь госпитализировали – стали отказывать почки, и занятия пришлось прекратить.

Несмотря на всю безнадежность ситуации, Елена не утратила интерес к жизни. «После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать. Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума. Поняла, что заповеди «не думай плохо», «не поступай плохо», «не завидуй» не просто слова. Что между ними и тем, как человек себя чувствует, есть прямая связь. Я стала чувствовать эти связи. И поняла, что по сравнению с возможностью думать отсутствие возможности двигаться – это такая ерунда», – признавалась Мухина.

Елена поступила в Московский институт физкультуры. Преподаватели приходили к ней домой, читали лекции, принимали экзамены, и так гимнастка смогла получить высшее образование. Затем защитила кандидатскую. Мухина много читала, продолжала интересоваться гимнастикой, смотрела все выступления по телевизору. В 1982 году во время своего визита в Москву президент МОК Хуан Антонио Самаранч приехал в гости к Мухиной и вручил ей высшую награду олимпийского движения – Олимпийский орден. К пенсии по инвалидности со временем ей пробили персональную президентскую.

Сальто Томаса через некоторое время после травмы Мухиной было запрещено правилами в женской спортивной гимнастике.

«Я не осуждаю кого-либо или порицаю за то, что случилось со мной. Ни Клименко, ни тренера национальной команды, который был со мной в это время, – Амана Шаниязова. Мне жалко Клименко, он жертва системы, член клана людей, которые делают свою работу. Я получила повреждение, потому что все вокруг меня были нейтральными наблюдателями и соблюдали тишину. Позже они говорили, что я не была не готова, чтобы исполнить этот элемент. Но они были безмолвны. Никто не остановил человека, который забыв про все, неистово тренировался», – отмечала Мухина.

Тем не менее забыть своего тренера, который так и остался в памяти тесно связанным с кошмаром прошлого, гимнастка не смогла. Она заметно сдала, когда узнала, что Клименко, вскоре после трагедии уехавший с семьей в Италию, вернулся в Москву. Встречаться с ним Мухина категорически отказалась.

Елена умерла 22 декабря 2006 года. Она никогда не жаловалась. Она приняла испытания, выпавшие на ее долю, и показала другим пример достойного поведения в самой безысходной ситуации.

Источник

santevit.livejournal.com

Она не позволяла себя жалеть... После травмы, полученной перед Олимпиадой-80, гимнастка Елена Мухина боролась за жизнь 26 лет

ПОМНИМ

 Я сейчас совершу преступление, которое мне вряд ли простят. Я напишу формулу, которая меня мучит уже двадцать лет, ибо столько лет прошло со дня моего первого общения с Еленой Мухиной. Первый раз я озвучу эту формулу и попытаюсь доказать ее справедливость, пользуясь чисто гимнастическими законами. Законами Зала. Трагедии могло и не быть, помни каждый, кто в тот день был в зале, об элементарных правилах...

Лена Мухина входила в зал необыкновенной. Легкой, координированной, такой, что мужской тренер-новатор Михаил Клименко, изобретатель двойного сальто прогнувшись, переквалифицировался в тренеры женские. Вы на секунду представьте, какой элемент на брусьях он ей придумал: перелет с верхней жерди на нижнюю – сальто прогнувшись с пируэтом. Это и есть знаменитая «петля Мухиной».

А времена были тяжкие. Румынские тренеры Марта и Бела Кароли не только воспитали потрясающую гимнастку с железным характером Надю Команечи, но и не гнушались многими дипломатическими и не очень методами, чтобы ее продвигать на верхнюю ступень пьедестала почета. А потому наш лидер Нелли Ким проигрывала юной Наде на помосте, иногда по вине судей.

На чемпионат мира-78 мы ехали с определенной долей обреченности. И как раз тогда пришел звездный час 18-летней ученицы Михаила Клименко. Елена Мухина стала абсолютной чемпионкой мира.

ОНА МЕЧТАЛА О ТРАВМЕ, ЧТОБЫ ОТДОХНУТЬ

Закон – это постулат, изрядно набивший оскомину. В тот день, когда мама приводит шестилетнее дитя в гимнастический зал, ей и дитю начинают твердить: первое – послушание тренеру должно быть полным и необсуждаемым. Второе – самодеятельность на снарядах недопустима. Третий пункт: роль личного тренера абсолютна, так как он и только он может знать степень готовности гимнаста. И последнее – личный тренер обязан знать не только все о физической готовности спортсмена, но и о его психологическом состоянии.

Все четыре утверждения повторяются столь часто, что давно надоели всем и вся. Между тем сегодня, в день похорон Елены Мухиной, осмелюсь утверждать: все, что произошло с ней на предолимпийской подготовке в Минске в восьмидесятом году, явилось следствием нарушения всех законов гимнастики.

Предолимпийский год и начало олимпийского прошли для Елены Мухиной неудачно. На чемпионате мира в Форт-Уэрте в 1979 году ей не удалось подтвердить титул в многоборье, а в восьмидесятом году начали мучить мелкие травмы. Все это изматывало нервы двадцатилетней гимнастке. Тренер же Михаил Клименко, зная ее физический потенциал, принимал усталость за капризы.

Как признавалась сама Мухина, меньше всего ей хотелось бороться за место в олимпийской сборной. Она мечтала о травме, чтобы отдохнуть. А Клименко начал ей ставить на вольных сверхсложный по координации элемент – полуторное сальто с поворотом на 540 градусов…

И все-таки Михаил Яковлевич хорошо знал свою ученицу. Она уже делала «полтора с полуторами» на помосте, и при этом он сам страховал ее. Но накануне открытия Олимпиады Клименко умчался из Минска в Москву доказывать, что именно его Муха просто жизненно необходима сборной (у руководства были в этом сомнения). Клименко строго-настрого запретил Елене тренировать новый элемент на помосте – только в поролоновую яму.

Не поддайся Лена своему настроению, подумай она о том, что написано при входе в каждый гимнастический зал, и выполни точно, что наказал личный тренер… Но старший тренер команды Оман Шаниязов пошел на поводу у гимнастки, настаивавшей на том, что она готова делать новый элемент на ковре.

Эту картину я собрала из рассказов гимнасток, тренировавшихся тогда в сборной, в том числе и из рассказов самой Елены Мухиной. Эти рассказы разнились в деталях, но совпадали в главном – трагедии могло и не быть, если бы все ее действующие лица помнили о прописных истинах.

ЕСЛИ ЕЕ ЖАЛЕЛИ, ПРОГОНЯЛА ТУТ ЖЕ

Прошло много лет после травмы Елены Мухиной, выросло новое поколение, не слышавшее про трагедию в минском Дворце спорта. Закончили выступать и великие гимнасты образца объединенной сборной СНГ. Но деньги за первые свои показательные выступления олимпийские чемпионы теперь уже из независимой Украины Игорь Коробчинский и Григорий Мисютин перевели Елене Мухиной. Я узнала об этом совершенно случайно. Позвонила главному тренеру сборной Украины Коробчинскому:

– Это правда?

– Все это правда. Только меньше всего мы с Гришей хотели, чтобы кто-то знал об этом. Пойми меня правильно: мы гимнасты, мы знаем, что такое зал. Неужели мы могли бросить свою, гимнастку?! Ведь ей так трудно…

Двадцать шесть лет после травмы Елена Мухина продолжала свое многоборье. Она защитила кандидатскую диссертацию. Она научилась помогать себе и слышать свой организм. Когда ей не подошла система лечения знаменитого Валентина Дикуля (у нее стали отказывать почки), она сумела сама вытащить себя с того света. Она одной из первых из россиян получила Олимпийский орден за мужество. Она изучала психологию и парапсихологию и сама помогала людям, попавшим в эмоциональную яму. Она просто жила, ежедневно преодолевая боль. Она никому и никогда не позволяла себя жалеть – если замечала испуганные глаза, смотрящие на нее, прогоняла тут же.

Неделю назад Лена сказала добрейшей Тамаре Андреевне Жалеевой, бывшему главному тренеру ЦСКА, никогда не бросавшей Лену после травмы:

– С такими болячками, как у меня, столько не живут. Двадцать шесть лет уже прошло…

Поклонимся ее тихому мужеству.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Тамара ЖАЛЕЕВА, заслуженный тренер России:

– Последние дни Лена много думала о смерти, о том, где и как быть похороненной. Она не хотела помпы. Все 26 лет своей болезни она отказывалась общаться с журналистами. И хотела, чтобы в последний путь ее провожали лишь самые близкие. Но на этом месте я сама останавливаю себя: Мухина всегда была армейской гимнасткой, и для нас было бы больно и страшно, если бы мы не смогли проститься с ней. Поэтому мы будем провожать ее своей гимнастической семьей.

Панихида пройдет в среду, 27 декабря, с 11.00 до 13.00 в актовом зале офицерского клуба ЦСКА по адресу Ленинградский проспект, 39. В этот же день Елена Мухина будет похоронена на Троекуровском кладбище.

Федерация спортивной гимнастики России, Российский союз спортсменов скорбят по поводу кончины выдающейся российской гимнастки, чемпионки СССР, Европы и мира, заслуженного мастера спорта Елены Вячеславовны Мухиной и выражают соболезнование родным и близким.

www.sovsport.ru

Елена Мухина (1960-2006) - дневник среднестатистической женщины

Благодаря упорству, таланту и чрезвычайной работоспособности Мухина вскоре попала к тренеру Александру Эглиту в спортивный клуб «Динамо». Через некоторое время Эглит перешел работать в ЦСКА и забрал с собой своих учениц, среди которых была и 14-летняя кандидат в мастера спорта Елена Мухина. В том же 1974 году Эглит предложил коллеге-тренеру Михаилу Клименко взять свою подопечную в его группу, и Клименко, который до этого тренировал только мужчин, согласился. С этим тренером и была впоследствии связана вся спортивная карьера Елены Мухиной.

Елена Мухина и Клименко

Методы работы у Михаила Клименко были жесткими, подчас жестокими. Решив сделать из Мухиной чемпионку мира, Клименко сделал упор на сложность её программы. Программа получилась сложнейшая, просто невероятная. В 1977 году на чемпионате Европы в Чехии Елена Мухина на брусьях выполнила фантастический элемент, названный после "петля Мухиной".Нелли Ким рассказывала: «У Лены на брусьях был чудо-элемент, который назвали «петлей Мухиной». Раньше была «петля Корбут», а потом появилась и «петля Мухиной», когда Клименко по предложению своего брата Виктора решил усовершенствовать «петлю Корбут» — получилось нечто потрясающее. Зрители ахают и закрывают глаза, а Мухина, как в цирке, взмывает над брусьями и порхает в воздухе»

С такой программой постоянные травмы были неизбежны. Тренер гнал и гнал вперед, не давая возможности их залечить или просто передохнуть. Однажды перед Кубком СССР Лена серьезно травмировала ахилл. Врач команды просил снять Мухину с малозначительных соревнований. Клименко пообещал. А на следующий день Лена со страшной мукой на лице вышла на помост…

В 1975 году на Спартакиаде народов СССР у Лены после неудачного приземления произошел отрыв остистых отростков шейных позвонков. При такой травме невозможно поворачивать голову. Однако каждый день в больницу к ней приезжал Клименко и увозил в зал, где она без ортопедического «ошейника», необходимого для реабилитации подобных травм, тренировалась целый день.

Перед чемпионатом Европы Елена ударилась боком о нижнюю жердь брусьев так, что та расщепилась. "По ощущениям я сломала себе ребра, - рассказывала позже Лена. - Но тогда, посидев десять минут на матах, в полубессознательном состоянии отработала еще и вольные, и бревно. Когда стало совсем плохо, подошла к тренеру, но он лишь процедил сквозь зубы: "Ты вечно ищешь повод ничего не делать". На сотрясения мозга, воспаления суставов, подвернутые голеностопы и выбитые пальцы она даже не обращала внимания. Боясь гнева тренера, она скрывала свои травмы, тайком нюхала, зажатый в руках, нашатырь и шла на очередной снаряд.

Результатами этого адского труда стали блистательные победы на всевозможных чемпионатах. К 1979 году Елена Мухина завоевала, а здесь именно это слово уместно, звания:Абсолютная чемпионка мира (1978)Чемпионка в командном первенстве и в вольных упражнениях (1978)Серебряный призер в упражнениях на брусьях и бревне (1978)Чемпионка Европы в упражнениях на брусьях (1977, 1979)Чемпионка Европы в упражнениях на бревне и в вольных упражнениях (1977)Серебряный призер в многоборье и в вольных упражнениях (1977, 1979)Бронзовый призер в опорных прыжках (1977)Победительница Кубка Мира в упражнениях на брусьях и бревне (1977)Абсолютная чемпионка СССР (1978)Чемпионка СССР в упражнениях на брусьях (1978, 1977)Чемпионка СССР в вольных упражнениях (1977)Серебряный призер в многоборье и Кубка СССР в многоборье (1977)Бронзовый призер чемпионата СССР в упражнениях на брусьях (1977)Бронзовый призер чемпионата СССР в вольных упражнениях (1978)Награждена высшим знаком олимпийского почёта Серебряным Олимпийским орденом Международного олимпийского комитетаКавалер ордена «Знак Почёта».

Напряжение было страшным. Елена позже рассказывала: «Клименко всегда страшно нервничал перед соревнованиями, дергал меня. Наверное, потому, что прекрасно понимал, что его собственное благополучие и карьера напрямую зависят от того, попаду я в сборную или нет. Я же относилась к тренировкам крайне ответственно. Бывали случаи, когда, чтобы согнать лишний вес, бегала по ночам, а утром шла в зал. При этом мне постоянно приходилось выслушивать, что я быдло и должна быть счастлива, что на меня обратили внимание и дали мне шанс».

На последние в своей жизни сборы в Минск Мухина приехала с больными от перегрузок голеностопами, коленями, и к тому же у нее началось воспаление суставной сумки кисти. По мнению одного из тренеров, она разбилась потому, что просто недотолкнулась в разбеге той самой, недавно травмированной, ногой. Это были сборы по подготовке к московской олимпиаде. Июль 1980 года. Михаил Клименко уехал на пару дней в Москву. Елена работала самостоятельно и на одной из тренировок решила попробовать уникальную связку - после фляка и сложнейшего (полтора сальто с поворотом на 540 градусов) прыжка приземление должно было происходить не на ноги, как обычно, а головой вниз, в кувырок. Гимнастка неудачно толкнулась, ей не хватило высоты, и на глазах главного тренера женской сборной Амана Шаниязова, тренера Лидии Ивановой и тренера команды по акробатике она упала головой в пол, повредив шейный позвонок.Первая операция на позвоночнике была сделана Мухиной лишь через сутки после травмы. Кто-то из ключевых хирургов был в отпуске. Операция длилась несколько часов, но из-за промедления результат во многом был неутешительным – Мухина осталась почти полностью парализованной. После очередной операции в боку гимнастки образовался свищ, который не затягивался полтора года. Каждый раз врачам с колоссальным трудом удавалось выводить Мухину из послеоперационной комы - организм отказывался бороться за жизнь. Елена в интервью рассказывала: «После всех этих бесчисленных операций я решила, что если хочу жить, то из больниц мне надо бежать. Тогда же поняла, что надо кардинальным образом менять свое отношение к жизни. Не завидовать другим, а учиться радоваться тому, что мне доступно. Иначе можно сойти с ума...Конечно, поначалу я страшно жалела себя. Особенно тогда, когда впервые после травмы вернулась домой, откуда уходила на своих ногах, и где все по-прежнему предполагало присутствие человека на ногах. К тому же почти каждый, кто приходил меня проведать, спрашивал: «Ты собираешься подавать в суд?» Когда журналистка спросила Мухину, что она думает на этот счет, Лена ответила: «Это я приучила Клименко к тому, что могу тренироваться и выступать с любыми травмами...»

После того, как несчастье произошло, одна из тогдашних руководителей сборной СССР сказала Мухиной: "Кто же знал, что тебе было на самом деле так плохо, как ты говорила?"Не знали тогда и о том, что Лена, выходя из гостиницы на тренировку, каждый раз задерживала взгляд на проезжающих мимо машинах, автоматически прикидывая: если броситься под колеса - успеет та затормозить или нет. Примерялась к карнизу за окном гостиничной комнаты и рассчитывала, как должна прыгнуть, чтобы было наверняка. Позже близкие подруги спрашивали, почему она не бросила гимнастику раньше?"Не знаю, - следовал ответ. - Я несколько раз видела свое падение во сне. Видела, как меня выносят из зала. Понимала, что рано или поздно это действительно произойдет. Я чувствовала себя животным, которое гонят хлыстом по бесконечному коридору. Но снова и снова приходила в зал. Наверное, это судьба. А на судьбу не обижаются".За восемь лет Лену Мухину оперировали несколько раз, и после многочисленных операций летом 1985 года ей предложили обратиться к Валентину Дикулю. Однако в результате огромных нагрузок на организм через пару месяцев она опять попала в больницу — отказали почки. Но Мухина не сдавалась. Через несколько лет после страшного падения могла сидеть немного в кресле, держать ложку, немного писать. К ней приходили преподаватели, читали лекции, принимали экзамены. Она сумела окончить Московский институт физкультуры. Всё это сидя или полулежа.Тренер Мухиной, Михаил Клименко, обосновался в Италии. Когда он на некоторое время вернулся в Москву и хотел встретиться с Еленой, она отказалась наотрез, хотя к остальным своим соратникам относилась прекрасно и старалась жить очень оптимистично.В 2005 Елена пережила страшную трагедию - смерть бабушки. Отдать ее в дом для престарелых Елена не захотела, несмотря на то, что 92-летняя женщина сама требовала постоянного ухода. И, уже выжив из ума и чувствуя, что умирает, постоянно кричала внучке: "Я не оставлю тебя. Пойдем со мной!".Мухина пережила и этот кошмар. Попросила, когда Анны Ивановны не стало, лишь об одном: когда придет время, ни при каких обстоятельствах не хоронить ее рядом с бабушкой. И не проводить вскрытия. Оставить в покое.Последние шесть лет с Еленой жила Лена Гурина, с которой она вместе выступала. Это был такой замечательный тандем — две гимнастки, они очень хорошо понимали друг друга. Тамара Жалеева вспоминает разговоры с Еленой Мухиной по телефону: «А вы знаете, Тамара Андреевна, мы вот с Леной Гуриной смотрим и решаем: как вот эта музыка? Подходит этой гимнастке или нет? Юле Ложечко, например, или Ане Павловой? Я говорю: нет, не подходит — и оказывается, что и Лена так думает».Последние годы Елена Мухина все время лежала. Жалеева часто бывала у неё. Они обсуждали современную гимнастику, программы. Тамара Андреевна вспоминает, что однажды спросила Елену: «Что у тебя болит-то, что ты все болеешь в этом году? А она вдруг говорит: «Тамара Андреевна, ну разве столько живут с моим диагнозом? Вы же знаете, сколько мне операций сделали, — всё болит. И почки, и печень, и сердце — всё село. А я лежу. Ведь столько не живут!» Я ей говорю: «Леночка, миленькая… Не надо об этом думать!» - «Как не думать - так много я уже живу». Вот так и поговорили. Я даже не предполагала, что все так быстро произойдет. Я заходила к ней еще 26-го, а Леночка Гурина говорит: «Она заснула, не хотела, чтобы ее будили». Я ушла — даже не поздоровалась, ничего, и как-то у меня так сердце защемило… На следующий день она умерла. В три часа дня она сказала: «Лена, мне очень плохо». И стала задыхаться. В пять часов ее не стало».

Елена Вячеславовна Мухина скончалась 27 декабря 2006 года и была похоронена в Москве на Троекуровском кладбище.

Текст статьи «Трагедия длинной в 26 лет», автор Елена ВайцеховскаяТекст статьи "Петля Мухиной", Новая газета, автор Андрей УСПЕНСКИЙТекст статьи «Умерла Елена Мухина», автор П.КрасновМатериалы сайта chtoby-pomnili.com

inga-luba.livejournal.com


Смотрите также