Спортивная анорексия: чем опасны интенсивные тренировки. Художественная гимнастика анорексия


как анорексия губит большие карьеры — Рамблер/спорт

Одной из главных тем последней недели из мира спорта стало завершение карьеры 19-летней фигуристки Юлии Липницкой. По словам матери олимпийской чемпионки Сочи в командных соревнованиях, решение об уходе было принято девушкой в связи с анорексией. «Газета.Ru» попыталась понять, насколько часто встречается этот синдром в фигурном катании и чем он особенно опасен. Пиком карьеры Юлии Липницкой стал олимпийский сезон, увенчавшийся блестящим выступлением за сборную России в командном турнире Игр-2014 (победа в короткой и произвольной программах), где спортсменка сумела поразить всех своим трогательным прокатом под музыку из знаменитого голливудского фильма «Список Шиндлера». Танец на тот момент 15-летней Липницкой получился столь трогательным, что с ней связался сам Стивен Спилберг, режиссер оскароносной ленты, и поблагодарил за чудесный образ.

Юлии прочили великое будущее — статус самой молодой олимпийской чемпионки в истории фигурного катания как бы обязывал к этому, — однако на деле оказалось, что вскоре после Сочи у спортсменки случился спад, причем спад стремительный и роковой.

Обусловлен он был и болезненной сменой тренера (Этери Тутберидзе, с которой было взято золото Игр-2014, на Алексея Урманова), и обиднейшим повреждением (в 2016-м на мгновение показалось, что Липницкая вернулась и все будет хорошо, однако мечты поклонников в миг рухнули из-за травмы)…

Но, пожалуй, главной и, к сожалению, непреодолимой проблемой для Юлии стал сам факт взросления, причем не столько психологического, столько физиологического.

«В последнее время Юля физиологически начала превращаться в девушку, женщину, — рассказал Александр Жулин. — У нее появился лишний вес. Она потеряла присущую ей легкость и крутку. Юлия ведь исполняла свои прыжки даже не за счет высоты, а за счет феноменального вращения.

Липницкая специально принялась безумно худеть, из-за чего у нее сводило ноги. Вспомните, как осенью 2016-го она вынуждена была преждевременно закончить прокат из-за этой проблемы».

Согласно словам наставника, Юлии пришлось выбирать между успехами в спорте и собственным здоровьем.

«Когда ты слишком худой, у тебя отсутствует мышечная сила. Ты просто не способен прыгать и понимать что-либо. Девушек, особенно одиночниц, в этом плане тренировать очень тяжело, потому что им свойственно набирать вес. Липницкая поняла, что в комфортном для нее весе прыгать она больше не сможет, а все время находиться в состоянии анорексии — просто опасно для здоровья. Анорексия — страшная вещь», — передает слова Жулина RT.

Стоит отметить, что анорексия делится на несколько типов — психическая (изначально вызванная серьезным психическим заболеванием), нервно-психологическая (сознательное ограничение в еды, перерастающее в навязчивую идею и проблемы со здоровьем) и лекарственная (результат чрезмерного приема антидепрессантов и других подобных веществ). И если у Липницкой действительно возникли проблемы, вызванные этим заболеванием, то в данном случае, вероятно, речь идет о нервно-психологической — самой распространенной — форме анорексии (или булимии, болезни, во многом схожей). Подобного мнения придерживается известный спортивный врач Зураб Орджоникидзе.

«Анорексия — это психология и физиология вместе, — отметил специалист. — Человек, как правило, сознательно на это идет, и уже только затем болезнь приобретает серьезную форму — обратимую, но иногда и фатальную.

В случае Липницкой, скорее всего, ни о чем таком ужасном речи не идет.

При этом бывает, что больным анорексией приходится наблюдаться у врачей десятилетиями.

Один из самых знаменитых советских и российских спортивных врачей Зоя Миронова часто говорила — «Физкультура лечит, спорт калечит». Так ведь оно и есть: спорт является тяжелейшим «хлебом». Всем известно, что топ-атлеты получают хорошие зарплаты, однако важно учитывать и то, что немалая часть накоплений впоследствии уходит на лечение.

Что же касается фигурного катания, то здесь вес действительно иногда может играть ключевую роль. Если он присутствует, могут достаточно скоро возникнуть проблемы с суставами, если же нет — присутствует риск появления анорексии».

По мнению Орджоникидзе, нередки случаи, когда родители спортсменов, которые, казалось бы, должны всегда ставить на первое место здоровье своего ребенка, действуют ему только во вред, будучи ослепленными его потенциальными успехами.

«Родители, случается, мягко говоря, не следят за здоровьем своих детей, занимающихся спортом — они, бывает, видят в них источник доходов, и это очень странно.

Кроме того, рядом с атлетом всегда должен быть высокообразованный тренер, знающий физиологию: в индивидуальных видах спорта не всегда бывает, что спортсмен находится под постоянным наблюдение целого ряда врачей, так что здесь действительно очень важна фигура наставника.

Но на деле, конечно, не все тренеры такие — некоторые считают, что достаточно просто нагрузить, победить и получить медаль с премией… Но так быть не должно, ведь нужно сохранять спортивное долголетие, а не действовать по принципу «отработанного материала», — сказал врач в интервью «Газете.Ru».

Несложно догадаться, что Липницкая стала далеко не первой титулованной спортсменкой, у которой возникли проблемы с анорексией.

Так, к примеру, одной из самых именитых атлеток, долго лечившейся от данного заболевания, является легендарная румынка Надя Команечи, пятикратная олимпийская чемпионка по гимнастике.

В ее случае, правда, сложности с недостатком веса возникли уже после окончания карьеры — Команечи пришлось пройти длительную реабилитацию, и благодаря врачам она спустя некоторое время пошла на поправку.

Куда более жуткая ситуация случилась с другой гимнасткой — американкой Кристи Генрих. В 90-х годах один из арбитров соревнований прямо в лице заявил 17-летней девушке, что ей необходимо срочно похудеть из-за видимой толстоты. Критика судьи настолько отложилась в психике спортсменки, что снижение веса стала для нее маниакальной идеей, приведшей к тяжелой форме психологической анорексии. В результате отказа органов и множественной недостаточности гимнастка скончалась в 1994 году в возрасте 22 лет.

Наиболее громким случаем проявления анорексии в российском спорте до недавнего времени была история фигуристки Юлии Антиповой, которая выступала в дуэте с Нодари Майсурадзе — паре прочили хорошее будущее, отмечая неплохие результаты на чемпионате мира-2014.

Однако реальность оказалась куда суровее. В тот же год в СМИ появилась шокирующая информация о реальном весе 16-летней спортсменки: он составлял всего 25 (!) кг. В такой ситуации, естественно, ни о каком фигурном катании речи уже не шло — под угрозой оказалась жизнь девушки. Юлию срочно отправили на дорогостоящее лечение в Израиль, и спустя год ее здоровье нормализовалось. Антипова, во время реабилитации поправившаяся почти в два раза, даже пыталась вернуться в большой спорт, но особых успехов в этом не достигла.

Кстати, именно фигурное катание и гимнастика являются лидерами по числу заболеваний анорексией: по исследованиям американских ученых, около 60% спортсменок из этих видов спорта испытывают хотя бы частичные проблемы с болезнью.

Нередки случаи анорексии и в танцах, а также синхронном плавании — словом, в тех видах, где стройность (даже чрезмерная), по иронии судьбы, имеет вес.

Единичные случаи анорексии, впрочем, можно найти практически в любом виде спорта — начиная от мужских прыжков с трамплина, заканчивая женским боксом. При этом не всегда заболевание здесь можно квалифицировать как психологическое, ведь едва ли в условном гольфе (а болели анорексией и гольфисты) пару лишних килограммов являются вопросом жизни и смерти.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».

sport.rambler.ru

Спортсмены жертвуют здоровьем ради результатов - Газета

К группе риска, как правило, относятся спортивные дисциплины, в которых упор делается на скорости, легкости и гибкости, например, художественная и спортивная гимнастика, фигурное катание, спортивные танцы и бег на длинные дистанции.

Хотя известны случаи, когда спортсмены-мужчины прибегали к голоданию, такое поведение больше свойственно все же представительницам слабого пола.

Голодание или избавление от пищи сразу после ее приема приносят больше вреда, нежели пользы, и в исключительных случаях могут привести к летальному исходу.

Пожалуй, самым трагическим примером является судьба гимнастки из США Кристи Генрих. Для с­портс­менки, занимавшейся снарядной гимнастикой и входившей в число самых известных американских гимнасток, роковым стало соревнование в 1988 году. Судья сказал 15-летней с­портсменке, что если она хочет попасть на Олимпиаду, то должна сбросить вес. Через несколько месяцев Генрих пришлось проглотить еще более горькую пилюлю — ее исключили из олимпийской сборной США.

В результате у Кристи развились анорексия и булимия, и вскоре девушка, весившая до этого 43 килограмма при росте 150 сантиметров, похудела до 21 (!) килограмма. К 1993 году Генрих, уже оставившая большой спорт, поняла, что борьба с весом стала ее идеей фикс, и согласилась лечиться.

К сожалению, это решение было принято слишком поздно, и гимнастка умерла из-за того, что многие органы отказались работать. Спортсменка не дожила восемь дней до своего 22-летия. «Моя жизнь превратилась в кошмар, я чувствую, как во мне живет чудовище», — сказала Генрих за год до своей смерти, имея в виду свой отказ от пищи.

Каждая третьяКак это ни печально, но пример Кристи Генрих — не единственный. Тех, кто страдает от анорексии или булимии, а в худшем случае от того и от другого, очень много. Судя по результатам различных исследований, у каждой третьей спортсменки имеются проблемы, связанные с нарушением питания.

По словам тренера по фигурному катанию Анны Леванди, в юности входившей в состав сборной СССР, для спортсменов была определена граница веса, заходить за которую было нельзя.«Для фигуристов-одиночек вес рассчитывался следующим образом: от роста отнимали 112.

Мой вес должен был составлять 52 килограмма, — рассказала Леванди. — В те годы поддерживать нужный вес было крайне трудно, практически единственный способ заключался в голодании, ведь выбор продуктов был ограничен».

«Я ела раз в день — в обед, по утрам и вечерам не ела ничего, — продолжила Леванди. — Когда тренировалась у Станислава Жука, он отказывался работать со мной при лишнем весе даже в 50 граммов, говорил, что раз я не смогла выполнить элементарное условие, то должна справляться самостоятельно».

Вопрос в дисциплинеПо словам Леванди, хотя сегодня спортсмены в массовом порядке не голодают, проблема, связанная с нарушением питания, по-прежнему актуальна. «Безусловно, кое-кто после еды избавляется от съеденного, сунув два пальца в рот, — сказала Леванди. — Мне кажется, сейчас спортсмен вполне может поддерживать вес, это вопрос дисциплины».

Как пояснила возглавляющая именную школу фигурного катания Леванди, если спортсмен хочет достичь высот в спорте, он обязан думать о питании и считать калории.«Сегодня в Сети можно найти любую информацию по этому вопросу, — сказала она. — У профессиональных спортсменов вес должен быть меньше, чем у обычных людей. Но питаться нужно правильно, а не мало».

О правильном питании, считает Леванди, нужно говорить и детям, и их родителям. «Но это длинный и трудный путь, и если родители в состоянии это осознать, то детям для понимания необходимо больше времени, — сказала Леванди. — Ведь когда другие едят чипсы и булочки, хочется тоже ими полакомиться».

Несколько лет назад гимнастка Яника Мёльдер, входившая в сборную СССР, была свидетельницей того, как тренировавшиеся с ней спортсменки боролись с лишним весом. Если поначалу девушки лишь изредка прибегали к препаратам, выводящим из организма воду, и слабительным, то потом начали глотать их пачками, но те уже не действовали.

«Они ели обычную еду, но всю ночь проводили в туалете, а утром приходили на тренировку», — сказала Мёльдер, по словам которой многие расплачиваются за это избыточным весом.Саму Мёльдер эти проблемы не затронули, от природы ей дано стройное тело.

«У меня никогда не было проблем с питанием, но во время спортивной карьеры я ела очень мало, правда, чаще других, и избегала мучного, — сказала Мёльдер, которой приходилось видеть и более экстремальные методы снижения веса, чем прием слабительных. — Некоторых спортсменов в водонепроницаемых костюмах отправляли в баню или заставляли прыгать со скакалкой. Страшно даже представить».

Мёльдер не берет на себя смелость утверждать, что в мире гимнастики с подобным больше не сталкиваются. По ее словам, она недостаточно тесно общается с миром большого спорта, чтобы утверждать это наверняка. «Возможно, эти проблемы существуют. Но лично я не знаю никого, кто имеет такие проблемы», — сказала она.

Отказаться от ужинаМёльдер, работающая тренером, старается воспитывать  учеников так, чтобы они не сталкивались с проблемами нарушения питания. Если нужно, чтобы воспитанник сбросил вес, она советует ему перестать ужинать. «Первое правило: отказаться от ужина, заменив его стаканом кефира», — сказала она.

Экс-чемпионка мира не прибегает к мерам, которые в свое время практиковали советские тренеры, считая, что это может крайне пагубно отразиться на спортсмене. «Никогда нельзя говорить, чтобы спортсмен перестал есть, иначе человек может просто начать голодать.

Мы советуем перейти на салаты, рыбу, курицу и творог и отказаться от мучных продуктов. При таком рационе проблемы возникнуть не должны», — считает Мёльдер.

В таком гламурном виде спорта, как спортивные танцы, проблема с питанием, если верить тренеру танцевальной школы Revalia Мерле Кландорф, не стоит.

«Иногда мы напоминаем девушкам, что не мешает сбросить лишние килограммы, которые они набрали за лето, но ни о каком голодании речь не идет, — заверила Кландорф. — Если у человека лишний вес, то тренер советует его сбросить, иначе невозможно тренироваться в полную силу. Но мы говорим о нормальном весе, а не о каком-то сумасшедшем похудании».

Факторы риска

• Питание и вес тела становятся идеей фикс.• Человек постоянно критикует свое тело, считая себя толстым.• Часто ест в одиночку.• Принимает слабительное.• Во время еды и/или после приема пищи идет в туалет.• Постоянно пьет диетический лимонад или воду.• Тренируется с маниакальным упорством.• Часто жалуется на то, что мерзнет.

Анорексия — психическое расстройство, признаком которого являются сознательное и умышленное снижение веса ниже здоровой границы. Индекс массы тела 17,5 и ниже достаточен для постановки клинического диагноза.Булимия — синдром, характерным признаком которого являются приступы обжорства и чрезмерный контроль за массой тела. Из страха поправиться страдающие булимией вызывают у себя рвоту, принимают слабительные и различные лекарства для похудания. 

Расстройства питания требуют лечения

По словам спортивного врача Михкеля Мардна, проблемы, связанные с нарушением питания спортсменов, сейчас не более актуальны, чем несколько лет назад.«Заболевания, вызванные нарушением питания, были всегда. Особенно часто они наблюдаются у спортсменов, которым приходится внимательно следить за своим весом», — сказал Мардна, по словам которого, в Эстонии просветительная работа в этом направлении ведется довольно плохо.

Явные симптомы«Знаний о правильном питании — когда, что и почему следует употреблять, — у людей недостаточно. Нужно активнее проводить разъяснительную работу, на что, конечно, требуется время. СМИ должны активнее заниматься таким просвещением», — добавил он.Как считает Мардна, нужно учиться распознавать у близких признаки расстройства питания. Чаще всего люди, страдающие такими расстройствами, стараются скрыть их, но со временем симптомы становятся очевидны.

При анорексии одним из симптомов является быстрое снижение веса, человек привыкает есть крайне мало и исключительно жидкую пищу. Основной признак булимии — приступы неконтролируемого приема пищи, когда за короткое время съедается большое количество продуктов.

Требует времениОт лишних калорий пытаются избавиться искусственно вызванной рвотой, слабительными и мочегонными препаратами, жесткими диетами, голодом или чрезмерными физическими нагрузками. Человек начинает иначе мыслить, у него меняется настроение, он по-другому относится к жизни.

«Когда люди живут вместе, им проще заметить расстройства питания, особенно, если близкий человек резко теряет вес. В таких случаях нужно непременно посоветоваться с медиками. У нас есть очень хорошие специалисты в области питания», — сказал Мардна.

Лечение расстройств, связанных с питанием, требует определенного времени, никакие таблетки тут не помогут. «Это не насморк, от которого можно избавиться с помощью определенных лекарств. При таких заболеваниях существенную роль играет психика человека», — добавил доктор Мардна.

 

rus.postimees.ee

Конфликты, анорексия и «теневой покровитель» Юлии Липницкой

Юлия Липницкая рано закончила спортивную карьеру. Но ее недолгому пути в большом спорте сопутствовали травмы, болезнь, конфликты и даже покровительство влиятельных людей. «Советский спорт» вспоминает, с чем столкнулась Липницкая на пути к вершинам и кто был ее «теневым покровителем».

С раннего детства

Родившаяся 5 июня 1998 года Юлия Липницкая воспитывалась одной мамой – Даниэлой. Отец девочки так и не вернулся в семью после армии, а мать была вынуждена подрабатывать на нескольких работах. Юлия с четырех лет встала на коньки, а Даниэла Липницкая, заметив талант дочери, решила даже снять квартиру около стадиона «Локомотив» в родном Екатеринбурге. Там же Юлия начала делать свои первые шаги в одноименной СДЮСШОР. Липницкой сопутствовал большой успех и девочке покорились все местные турниры в своей возрастной категории. Не раз Юлия выступала с соперницами старше на 2-3 года. Но на всероссийских первенствах преимущество конкуренток было слишком внушительным. Тогда же Даниэла Липницкая поняла, что расти в Екатеринбурге у ее дочери возможностей практически нет, и стала обращать пристальное внимание на тренеров в больших городах. Самой Юлии нравилась Этери Тутберидзе. Даниэла решила бросить все, переехать в Москву, где дочка должна была пройти просмотр. Юлия Липницкая стала заниматься под руководством Этери Тутберидзе и Игоря Пашкевича. Талант девочки отмечали многие известные тренеры. Татьяна Тарасова говорила об уникальной способности юной спортсменки «к ускорению вращения внутри вращения». Так начался взлет Юлии Липницкой к медалям. Сама же спортсменка потом говорила, что об Олимпиаде мечтала еще с детства.

«Я, когда плохо разговаривала, путала свою фамилию и говорила «Я - Юля Олимпийская!» А мечтать об Олимпиаде начала уже тогда, когда впервые встала на коньки», - рассказывала Юлия.

Стрессы, срывы и жертвы

Но невероятное обилие тренировок, соревнований и сборов не могли не сказаться на психическом здоровье еще совсем маленькой девочки. В 13 лет, по словам Этери Тутберидзе, у Юлии было невероятное эмоциональное истощение. Каждый раз перед новым турниром, будь то чемпиона России или Гран-При, Липницкой приходилось часами шлифовать скольжение. Для примера, первая тренировка спортсменки с Этери Тутберидзе продлилась почти десять часов! Разве может детский организм выдержать такое напряжение? Конечно нет! Следствием постоянной усталости и настоящего самопожертвования стала череда травм. Но даже сотрясение мозга не остановило Юлию. Она выступила на юниорском чемпионате мира. Ради чего? Конечно, ради попадания на Гран-При.

Травмы – это еще полбеды, переходный возраст девочки давал о себе знать. Но, как оказалось, и на этот «недуг» нашлось «лекарство. Тренер Липницкой Этери Тутберидзе не скрывала, что ее подопечная пила некий препарат «Сквизи». Чтобы понять его свойства, пришлось ознакомиться с инструкцией. Итак, Squeezy Athletic – БАД, которая рекомендуется как дополнительный источник белка, углеводов, пищевых волокон, витаминов, макро- и микроэлементов. Юлия Липницкая начала набирать вес и, соответственно, бороться с ним с помощью этого «Сквизи».

О вынужденном пристрастии спортсменки к БАДу говорила и Тутберидзе: «Я в своей работе с таким не сталкивалась – ей просто совсем нельзя кушать. И мне очень жалко, что ей приходится столько терпеть, но ничего не могу с этим поделать. Она молодец, что с этим справляется. Когда ей нужно сбрасывать вес, она ест только порошок «Сквизи» – это клетчатка, которая дает энергию. Ей тяжело, и вес идет вниз очень медленно – по 100 граммов в день. Но она справляется, слава Богу».

Михаил Зейгаркин, к.м.н., главврач клиники «Питание и здоровье» на счет такой «диеты» имеет однозначное мнение: «Даже обычное изменение пищевого рациона, перекос его в какую-нибудь сторону, может сыграть с вами плохую шутку и обострятся все дремавшие раньше болезни». Что уж говорить о постоянном приеме «Сквизи» вместо привычного питания.

Естественно, на этом фоне у Липницкой начались психологические проблемы. На дворе стоял предолимпийский сезон и ставки были очень высоки. Но сама Юлия уже подумывала бросить фигурное катание из-за пошатнувшегося здоровья и проблем с давлением. Как после Олимпиады рассказывала сама Липницкая: «Вернулась в Москву практически «без мышц». Тяжело восстанавливалась и долго отходила от Олимпиады. Психологически была полностью вымотана. Представляю, каково Аделине и другим нашим ребятам, которые участвовали в Олимпийских играх. Теперь понимаю, почему после Игр некоторые спортсмены заканчивают карьеру. Люди просто высосаны, все из них вытянуто».

Жизнь после «золота»

На Олимпиаде в Сочи Юлия Липницкая завоевала свое «золото» в командных соревнованиях. Но именно она внесла, пожалуй, наибольший вклад в эту победу. После Олимпийских игр жизнь Липницкой круто изменилась. Она стала чуть ли не национальным героем, чьим именем даже планировали назвать каток. Общественное внимание захватило Юлию и сыграло с ней злую шутку. В одночасье она вошла в тройку топа «Люди года» Google и Яндекс, возглавила список глобальных трендов Twitter. Даже режиссер Стивен Спилберг выслал спортсменке благодарственное письмо за образ девочки в красном пальто в программе под музыку из фильма «Список Шиндлера». Липницкую затаскали по светским «тусовкам», извели постоянными вопросами, взламывали соцсети. Беспощадный русский шоубизнес атаковал спортсменку и не оставлял ей ни единого шанса на личное пространство. Продюсер группы «На-На» и шоумен Бари Алибасов беспардонно допрашивал Юлию, хочет ли она замуж.

Липницкая тяжело переживала время своей внезапной популярности. «Меня это очень сильно выжало. У меня не то, что не осталось сил, мне было реально тяжело. Я не публичный человек. Так было всегда. С детства я была очень сильным интровертом. Чтобы заговорить с незнакомым человеком, мне приходилось делать усилия над собой. Сейчас я намного проще общаюсь с разными людьми, стала гораздо общительнее. Но у меня уже выработались некие привычки, стереотипы, которым я следую. Предпочитаю говорить коротко, по делу и опровергать те вещи, которые мне нужно опровергнуть. В связи с моим долгим молчанием и с досрочным объявлением о завершении спортивной карьеры вылезло много выскочек, написано много статей и взято интервью у людей, которых я не знаю вообще. Поначалу было смешно, пока это не приняло размах какого-то сумасшествия», - рассказывала Юлия в очередном интервью.

Но не только на светских «сабантуях» Липницкая чувствовала себя не в своей тарелке. Любимый лед стал не мил? и спортсменка откровенно сдала позиции после Олимпийского триумфа. В чемпионате России 2015 года она стала лишь девятой и не была включена в состав сборной на чемпионат Европы. Болельщики ждали от Липницкой «золота», но она то поднималась на пьедестал второй, то не попадала в призовую тройку. Сказывались старые травмы, проблемы в прыжковой технике. Как заявляла сама спортсменка, еще в Екатеринбурге она неправильно выучила реберные прыжки. Между Юлией Липницкой и Этери Тутберидзе нарастал конфликт. На горизонте появилась конкурентка Евгения Медведева. Тогда Липницкая решила сменить тренера, но скоропостижности принятия решения помешала федерация.

Конфликты и покровительство

Но камнем преткновения могла стать не только Евгения Медведева. В тот момент, как сообщают журналисты Sports.ru, у Липницкой был тайный «покровитель». Им оказался Петр Макаренко – небезызвестный владелец компании «Телеспорт», крупнейшего игрока на рынка спортивных медиаправ в нашей стране. Тогда в 2014-м году Макаренко называл именно фигурное катание ведущим видом спорта, входящим в Олимпийскую программу, в вопросах рекламы. Олимпиада в Сочи только убедила его в прибыльности этого предприятия. На волне успеха Липницкой Макаренко предполагал, что бренд спортсменки станет наиболее успешным. Но взаимодействия фигуристки и ее рекламного партнера не были преданы огласке. На тот момент единственный внушительный контракт Юлия подписала с Adidas. Сумма, которую компания выплачивала Липницкой, составляла около 100 тысяч евро в год.

Журналисты Sports.ru полагают, что Макаренко вел переговоры исключительно с матерью Липницкой, а это не могло не бросить тень на отношения спортсменки и тренера. По традиции, фигуристы делятся со своими тренерами частью рекламных доходов, таким образом выражая благодарность за успехи. Но Юлия Липницкая, отдавать часть прибыли Этери Тутберидзе отказывалась.

Рекламный потенциал спортсменки реализовать так и не удалось: то Юлия не шла на контакт, то уже сама она стала не интересна, потеряв лидерские позиции в российском фигурном катании.

Новый тренер, старые проблемы

Уйти Липницкой от Тутберидзе все же пришлось. Новым тренером стал Алексей Урманов, а тренироваться Юлия стала в победном для себя Сочи. Тут вновь появилась персона Макаренко – он полностью взял на себя расходы по обеспечению жилья спортсменки. Между тем, Урманов столкнулся с поступательно прибавлявшимся весом Липницкой. По информации источника в окружении спортсменки, лишние килограммы пришли на фоне серьезных изменений гормонального фона.

«Я старалась похудеть, бегала, отказывалась от еды, но ничего не могла сделать. Раньше думала, что фраза - поправляешься от воздуха - это всего лишь такой оборот речи, но то, что происходило со мной, лучше всего отражают именно эти слова. Ложку меда в чай положил – получи килограмм сверху. Вообще порой не понимала, что происходит. Мне ведь действительно казалось, что все ужасы, которые рассказывают про переходный возраст, никогда меня не коснутся», - подтверждала свои проблемы с весом в интервью Юлия Липницкая.

Спортсменка усердно взялась сбрасывать весь. На фоне активного похудения обострились прежние психологические проблемы и Липницкая столкнулась с барьером перед едой. Ограничение в еде стало для Юлии навязчивой идеей, а врачи диагностировали анорексию. В начале этого года опять же на средства Макаренко спортсменка отправилась на лечение в Израиль. К слову, лечение Юлии Антиповой, страдавшей тем же недугом, обошлось в 200 тысяч долларов. Сам Макаренко отказался как-то комментировать свой очередной акт «доброй воли».

Даже после лечения Липницкой вернуться не удалось. Анорексия сказывалась на всем: на внимании, тонусе, мышечной силе. Единственное решение было – закончить карьеру. Так Юлия Липницкая и поступила.

Надежды Макаренко на развитие рекламного бренда фигуристки не оправдались. «Даже если я что-то и делал, то я не буду вам об этом рассказывать», – заявил о своем проекте «Юлия Липницкая».

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

В чем-то ей повезло. Она оказалась, по сути, в нужное время в нужном месте. Ее пик карьеры, ее самый удачный и золотой прокат пришелся на то время, когда стране понадобились новые герои. Совсем рядом все бурлило в Украине и уже было понятно, как к этому относится власть в России. Праздник спорта оказался бы неполным без праздника вокруг спортивных героев. Натурализованные канадцы и корейцы, ставшие в одночасье россиянами, хоть и приносили в общую копилку золото, на эту роль не слишком годились. А тут из ниоткуда появляется девочка. Юная, хрупкая, маленькая, уверенно крутящаяся на скользком люду – разве этого мало, чтобы страна наутро говорила только о ней?

Один сатирик, ничуть не принижая достоинств самой Юлии, тогда сказал что-то о ее роли в политическом самосознании нации, сравнив ее с атлетами берлинской Олимпиады-36. Сколько тогда поднялось шума… Сколько копий сломали депутаты Госдумы… Но нам всем нужна была героиня. Юная, не успевшая наследить своими высказываниями. Девочка, которая катается и старается. Терпит и снова выходит на лед.

«Мы никому ничего не должны» - совсем по-другому поводу сказала как-то совсем другая спортсменка. Так и Юля точно так же никому ничего не должна. Наши ожидания – это, в конце концов, наши проблемы. А у нее есть право на свою собственную жизнь. Как есть право у других родителей делать из совсем не спортивных детей спортсменов, насилуя и калеча их души. Впрочем, это уже совсем иная история.

 

www.sovsport.ru

Спортивная анорексия: чем опасны интенсивные тренировки

«Гипергимназия», «спортивная булимия», «атлетическая анорексия»... Мы не встретим эти термины в медицинском справочнике, но врачи все чаще используют их в практике. Так неофициально называют компульсивную и избыточную потребность в физических упражнениях ради поддержания низкого веса. Так что это: тренд современного общества или диагноз? И чем нам это грозит?

Спортивная анорексия: чем опасны тренировки ФОТО Getty Images 

Термин спортивная анорексия (anorexia athletica) или гипергимназия (hypergimnasia) используют в своей работе психологи и тренеры. Однако в Instagram хэштеги с этими словами украшают фотографии стройных людей в обтягивающей спортивной одежде, которые гордятся своим телом и каждый день заявляют миру об очередной пробежке.

Фитнес – неотъемлемая часть здорового образа жизни. Но когда он становится чем-то большим, это уже повод насторожиться. Переизбыток тренировок может привести к анемии, артриту, проблемам с сердцем, ослаблению памяти, бесплодию и даже летальному исходу.

Мать двоих детей триатлонистка Натали Лоуренс узнала, что такое спортивная анорексия, на собственном печальном опыте. 8 лет назад ей поставили диагноз «остеопения» – заболевание костей, которое предшествует остеопорозу. У Лоуренс был здоровый вес, пока она не начала тренироваться в одном зале с гимнастками. Их изящные формы вызвали у спортсменки желание похудеть и довести свое тело до идеала. Месяцами она вставала в 5 утра, чтобы проплыть обязательные 6 км, затем по три часа бегала или крутила педали велосипеда, а затем отправлялась в тренажерный зал. Натали исключила из своего рациона углеводы и молочные продукты, вдвое уменьшила порции еды. Периодически у нее случались приступы булимии.

Чужие селфи из спортзалов могут привести к болезненной одержимости спортом

«Я активный, амбициозный человек. Мой принцип – все или ничего. И желание тренироваться с утра до вечера вскоре стало хроническим. Я была истощена, постоянно хотела спать. Мой бойфренд ушел от меня. Я изменилась, замкнулась в себе. Когда я приехала к родителям, они пришли в шок от того, как я похудела. Но посчитали, что это нормально для профессиональных триатлонистов», – рассказывает спортсменка.

Однако анализы показали, что у Натали значительно снизилась плотность костей позвоночника, а уровень ее гормонов соответствует нормам для девочки, не достигшей половой зрелости. Врачи утверждали, что заболевание вызвано чрезмерным увлечением фитнесом и отказом от молока.

Это привело Лоуренс в чувство, и она понизила планку, хотя по-прежнему увлекается спортом и бегает марафоны даже на последних месяцах. «Я не думаю, что от этой страсти можно полностью избавиться. Я все еще продолжаю тренироваться, но все-таки стараюсь не доводить до болезни», – говорит она.

Нервная и спортивная анорексии имеют схожую психологическую природу

Сегодня психологи сходятся во мнении, что нервная и спортивная анорексии имеют схожую психологическую природу и создают в жизни своих жертв иллюзию контроля.

Спортивный психолог Джил Оуэн (Jill Owen) считает, что такие платформы, как Facebook и Instagram, популяризируют гипергимназию. «Чужие селфи из спортзалов и мотивирующие цитаты могут привести к болезненной одержимости спортом», – говорит она.

Клинический психолог Нихара Краузе (Nihara Krause) отмечает, что расстройство чаще встречается у молодых спортсменов, и предлагает одно из решений проблемы: тренеры и персонал тренажерных залов должны контролировать чрезмерную активность фитнес-фанатов. Потому что все хорошо в меру.

Подробнее читайте на сайте telegraph.co.uk.

Читайте также

www.psychologies.ru

Звезды, которым худоба стоила жизни

1. Карла Альварес

Карла Мерседес Альварес Баэс родилась 15 октября 1972 года в Мехико. В 20 лет юная красотка пришла на кастинг для съемок в сериале и вытащила счастливый билет: Карла снялась более чем в 20 сериалах и фильмах, получала огромные гонорары, участвовала в рекламных кампаниях и считалась одной из самых красивых актрис Мексики. Но Карла панически боялась поправиться: обладая типичной для латиноамериканки фигурой с выраженными бедрами, Карла истязала себя диетами, спортом, а в конце концов «дохуделась» до анорексии. Вскоре к этой болезни присоединилась булимия, и в 41 год звезды не стало. Последняя, 99-я серия саги «Как прекрасна любовь» с участием актрисы вышла за 5 месяцев до её смерти — 31 мая 2013 года.

2. Карен Карпентер

Успех группы Carpenters был фантастическим: три премии Грэмми, девять золотых альбомов, десять золотых синглов, один мультиплатиновый альбом: брат и сестра Карпентеры стали кумирами поколения. Однако для родителей звездных детей всегда ближе и приоритетнее был брат: успех музыкальной группы родители приписывали исключительно Ричарду, а Карен — хоть и была вокалисткой группы — всегда оставалась в тени. Лишь вырвавшись из-под опеки родителей, Карен получила то, о чем мечтала: толпы поклонников, модные съемки, приглашения в турне… Именно на гастролях Карен начала полнеть: питалась кое-как, без режима, часто — фаст-фудом и в итоге существенно располнела. Однажды во время интервью журналисты спросили, не беременна ли их любимица, и тогда Карен всерьез перепугалась, что имидж «толстой тетки» за ней закрепится. С учетом того, что в моде были тонкие-звонкие «твигги», паника Карен объяснима. Девушка кинулась худеть, причем выбрала самый радикальный способ: не есть почти ничего. Через полгода вес Карен при росте 172 см снизился до отметки в 40 килограммов. Семья запаниковала и положила девушку в клинику, откуда Карен вышла поправившейся и отдохнувшей. На семейных ужинах она прекратила довольствоваться листом салата, стала нормально питаться, и, казалось, все было позади… Если бы родные знали, что сразу после еды Карен отправляется в туалет и… У Карен была булимия. Однажды утром Карен нашли мертвой на кухне. Сердце девушки не выдержало. Ее вес на тот момент составлял 36 килограммов.

3. Изабелла Каро

Сейчас Изабеллу называют мировым символов в борьбе с анорексией. В отличие от многих, Изабелла никогда не стремилась быть худой. Девочка прекратила нормально питаться в 12 лет из-за психического отклонения матери. У той вызывало панику и агрессию взросление дочери, округление бедер и груди, рост… Мать перестала выпускать девочку на улицу, ограничила ее занятия домашними делами и игрой на скрипке и всячески подчеркивала, что расти, набирать форму — ужасно. Изабелла перестала есть, чтобы тело оставалось по‑детски плоским, чтобы лишний раз не навлекать гнев матери. Вскоре девушка стала подрабатывать моделью, но неестественная худоба помешала ей сделать карьеру. Однажды ее пригласили в программу 'The Insider' канала CBS, где она рассказала о своей проблеме, и это почти спасло Изабеллу: ей помогли врачи, ее вес начал увеличиваться, а сама она выпустила книгу об анорексии «Маленькая девочка, которая не хотела толстеть», в которой предостерегала девушек от повторения своей судьбы. К сожалению, организму был нанесен уже непоправимый вред: Изабелла постоянно попадала в больницы из-за отказа то одного, то другого органа. В 28 лет она умерла.

4. Ана Каролина Рестон

В 13 лет Ана победила на конкурсе красоты и стала заниматься модельным бизнесом. Рестон была невероятно популярна: работала с модельными агентствами Ford, Elite и L'Équipe, представляла продукцию известных брендов, участвовала в рекламной кампании для Giorgio Armani. Огромные нагрузки и постоянный страх выпасть из обоймы привели к тому, что Ана утратила аппетит на нервной почве. Модель не ограничивала себя в еде, ей просто не хотелось есть. 25 октября 2006 года Рестон увезли в больницу в связи с печёночной недостаточностью. Индекс массы тела Аны Каролины на тот момент был равен 13,5, в то время как значение ниже 17,5 уже считается опасным для здоровья. Состояние модели резко ухудшалось, и меньше чем через месяц Ана Каролина умерла. Ей было всего 22 года.

5. Кристина Генрих

С раннего детства Кристи увлекалась художественной гимнастикой, девочку считали довольно перспективной и безусловно одаренной. Ее гимнастическая карьера стартовала весьма успешно, и буквально через несколько лет пошли разговоры о том, что Кристи имеет все шансы попасть в Олимпийскую сборную США. Это совпало с периодом гормональной перестройки организма Кристи, и девушка начала набирать вес по независящим от нее причинам. Тренер довольно строго отчитал Кристи и сказал, что если она видит свое будущее в гимнастике, ей нужно немедленно взять себя в руки и сбросить вес. Одержимая идеей попасть в сборную, гимнастка села на строжайшую диету и изнуряла себя тренировками, постоянно взвешивалась и пребывала в глубокой депрессии из-за каждого набранного грамма. Все закончилось нервной анорексией, от которой Кристи лечили чуть более двух лет, но безуспешно: в 22 года девушка скончалась от полиорганной недостаточности.

6. Лейла Пехлеви

Младшая дочь шаха Ирана Мохаммеда Реза Пехлеви и его третьей жены Фарах Пехлеви, после смерти отца и после Иранской революции Лейла была вынуждена бежать с матерью и братом в Соединенные Штаты. Сначала все шло неплохо: вполне светская, образованная, с безупречными чертами лица и оригинальной внешностью девушка стала востребованной моделью, снималась для бренда Valentino и многих других, но не справилась морально с новым образом жизни. Привыкшая к роскоши и вседозволенности, Лейла увлеклась наркотиками, после лечения впала в депрессию и стала злоупотреблять антидепрессантами, побочным эффектом которых стало резкое снижение аппетита. Жизнь Лейлы напоминала маятник: девушка пускалась во все тяжкие, ела и пила в свое удовольствие, закатывала грандиозные вечеринки, а потом мучилась чувством вины, наказывала себя за разгул и прекращала есть. Анорексия, булимия и зависимость от медпрепаратов убили красавицу в 31 год.

7,8. Луисель и Элиана Рамос

Один из самых громких скандалов, связанных с анорексией моделей, разразился после смерти топ-модели Луисель Рамос прямо во время модного показа на неделе моды в Монтевидео (Уругвай). За три дня до шоу Луисель прекращала есть, позволяя себе только зеленый салат и диетическую газировку. В роковой день она все же вышла на подиум, но сразу же после первого захода почувствовала себя плохо и ушла в гримерку, где спустя несколько минут умерла от острой сердечной недостаточности. При росте в 175 см девушка весила чуть больше 40 килограммов. Смерть Рамос стала точкой невозврата: на Мадридской Модной Неделе в том же году было принято решение не допускать моделей с индексом массы тела меньше 18. В декабре к борьбе с анорексией присоединились итальянские дизайнеры. Второй виток история получила спустя год: от анорексии скончалась сестра Луисель — Элиана Рамос, тоже модель, ограничивавшая себя в нормальной пище, чтобы сохранять «нулевой» размер. После смерти Элианы было принято решение не допускать к показам моделей с таким размером.

9. Тереза Шайво

Дело Терезы Шайво оказалось в центре политического скандала, поскольку анорексия и булимия, которыми девушка страдала много лет, привели ее к состоянию комы. Еще при жизни сама Терри и ее муж Майкл выступали против искусственного поддержания жизни пациента в случае умирания мозга, однако родители Терезы долгое время боролись за сохранение их дочери в вегетативном состоянии, но живой. Многочисленные суды, политические заявления, провокации и изменение законодательства США имели большой общественный резонанс, тяжба продолжалась почти 15 лет, в результате Терезу все-таки отключили от аппарата жизнеобеспечения и позволили ей уйти.

10. Хайди Гюнтер

Юная Хайди бредила балетом. В 12 лет девочка уже выступала в районных театрах Далласа и Хьюстона, но мечтала о поступлении в школу балета в Сан-Франциско. Первые вступительные экзамены Хайди провалила: ей сказали, что для соответствия строгим критериям балетной школы необходимо сильно похудеть. Спустя год девочку приняли, однако пристальное внимание к весу Хайди со стороны ее наставницы Анны Мари Холмс было постоянным. Спустя год Хайди неудачно приземлилась после эффектного прыжка и сломала ногу. За время вынужденной неподвижности девочка набрала 5 килограммов и, вернувшись в балетную школу, получила отповедь наставницы о недопустимости подобного отношения к своему телу. «Или ты похудеешь, или тебя отчислят»: у Хайди не оставалось выбора. Девочка справилась с «лишним» весом, однако психологическая травма была слишком велика. По признаниям родителей, Хайди буквально стала бояться еды, и, несмотря на убеждения врачей, а затем и тренеров балетной школы, образумиться и не доводить себя до полного истощения, она практически не ела. Хайди начала принимать слабительные и различные препараты для снижения веса. Ее организм не выдержал, и в возрасте 22 лет Хайди скончалась в машине, на которой она с родителями ехала в Диснейленд. О судьбе Хайди был снят фильм «Танец дороже жизни», вышедший в прокат в 2001 году.

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

www.cosmo.ru

«Я не самоубийца, чтобы вернуться к этому тренеру и этому партнеру». Юлия Антипова

Фигуристка Юлия Антипова по скайпу из израильской клиники «Шнайдер» рассказывает нам о том, почему она заболела анорексией, и оказалась в шаге от гибели. Юле хотелось бы вернуться в фигурное катание, но представить себя рядом с прежним партнером Майсурадзе и тренером их пары она не может категорически.

С тех пор, как Юлю госпитализировали, она ни разу не разговаривала с Нодари Майсурадзе даже по телефону.

«До меня анорексия была у Любы Илюшечкиной, которая тоже каталась с Майсурадзе у этого тренера»

 - Юля, анорексия – заболевание психологическое. Что, как вы считаете, вас привело на этот путь?

- Дело в том, что пока я выступала в одиночном катании, ни о чем подобном я даже не думала: «Худеть, любой ценой»… Вернее, не то, чтобы совсем не думала. Но как-то все происходило в рамках разумного: поправилась чуть-чуть – ничего страшного, похудела после этого – хорошо, молодец. Когда я попала в парное катания, я знала, что здесь вес – это очень серьезная тема, но я не думала, что настолько, и что тренер будет держать меня на диете постоянно!

- Как и в балете, и в художественной гимнастике.

- Может быть, я не знаю, что происходит там, но, по-моему, с парным катанием ничто не сравниться. Это было постоянное давление: ты чуть-чуть поправляешься, и партнеру уже тяжело, он не в состоянии удержать равновесие во время поддержки, или вообще может тебя уронить. Павлова говорила: «Либо ты уходишь обратно в одиночное катание, либо принимаешь мои условия». А диету мне на самом деле прописала даже не Наталья Павлова, а Артур Дмитриев: утром чай, немного творога, днем мясо, овощи. Вечером – огурчик, помидорчик, если не наелась – еще один огурчик. Но когда ты тренируешься с полной нагрузкой, такой еды явно недостаточно. Нужны витамины, микроэлементы – питание должно быть сбалансированным! Я чувствовала, что у меня все уходит в минус, даже не жир уходит, а силы…

- Насколько я понимаю, главная проблема в том, что во всем этом не участвовал диетолог, ситуацию с весом пытались решать тренеры – в той мере, в какой они разбираются в вопросе. Оказалось – разбирались недостаточно.

- Да, диетолога не было! А что я… Я приехала в Москву из Зеленограда. Очень хотелось чего-то добиться в фигурном катании. Поэтому я старалась, я делала все возможное. Я спрашивала себя: «Неужели Бог не увидит моих стараний и меня не наградит?». Я не знала, кто такая Павлова Наталья Евгеньевна, но мои родители знали. И когда появилась возможность попасть к ней и попробовать себя в парном катании – мы пошли. Поначалу никаких казусов не было: хороший тренер, все в порядке. Но затем наступил такой момент, когда я летом начала поправляться, потому что у меня начался переходный возраст. И меня посадили на диету. У меня начала расти грудь, попа – это же никому не нужно в парном катании! Ну а дальше… Наталья Павлова действительно видела каждые сто грамм веса. Они могла начать орать на тебя на тренировке, она что угодно в такие минуты тебе говорила. А партнер поддерживал ее: «Юль, ну если хочешь, чтобы она на тебя так не орала – худей».

- Фактически партнер объединился с тренером? И вы -  уже вторая фигуристка по счету, «выходящая» из этого треугольника с анорексией?

- До меня анорексия была у Любы Илюшечкиной. Которая тоже каталась с Нодари Майсурадзе у Натальи Павловой. Она в своих дневниках такое писала… Да, когда против тебя объединяются партнер и тренер – это очень нелегко. Нодар мог бы сказать: «Наталья Евгеньевна, не кричите, партнерша у меня нормальная, я ее легко поднимаю». А он говорил совсем другое. Павлова давно была его тренером, они вместе работали еще в Петербурге, поэтому Нодар всегда был на ее стороне. Но в принципе, там подход такой, что мальчик – это божество, а девочка – расходный материал. Хотя я считаю, психологическая устойчивость девочки в паре очень важна. Партнер может бросить тебя и криво, а тебе нужно выровняться в воздухе, правильно приземлиться и с этого выброса выехать.

«Я обняла папу и заплакала: «Мне пришлось сказать, что я остаюсь»

- Кстати, ваши родители считают, что Нодар был для вас очень хорошим партнером.

- В этом смысле – да. Он обращался со мной на льду очень бережно, он действительно не мог меня уронить. Во многих отношениях он был просто идеальным. Во-первых, он никогда не падает с прыжков, за всю свою карьеру он, может быть, всего один раз двойной сделал вместо тройного, и это все. Но в плане веса он взял сторону Павловой…   

На сборах в Новогорске Наталья Павлова приходила с нами в столовую и следила, чтобы я не съела ничего лишнего. Когда за тобой вот так следят, конечно, ты не съешь. Сидишь, чаек попиваешь и уходишь голодной. Как будто на чайке можно потом тренироваться. Я не знаю, почему вот пары Нины Мозер нормально питаются? В их группе есть совсем молоденькая девочка, Лина Федорова. У нее тоже был переходный возраст, и она поправилась. Но ничего, ее никто не заставлял голодать, и все элементы на льду она очень хорошо делает.

- Когда вы почувствовали, что это – анорексия, и сил больше нет?

- Наверное, после чемпионата мира в Саитаме. Уже с тех пор, как мы перешли от Павловой к Артуру Дмитриеву, сил у меня было очень мало. И тяжело было кататься. Но я боролась…. Пока могла. По идее, Дмитриеву нужно было сразу меня куда-нибудь сдать, видя, что я собой представляю. Я ведь уже и простужалась часто, болела. Но он проводил полноценные тренировки и говорил моему папе: «Девочку надо подкормить».

- Артур хотел, чтобы вы жили в Интернате рядом с катком.

- В общежитии? И что бы изменилось? Там же питание не диетическое. Макароны, сосиски, пельмени, майонез.

- «Девочку надо подкормить». И в результате проблемы питания оказываются проблемами этой девочки, еще школьницы? Диетолога нет, и как есть, чтобы не набирать вес, девочка просто не знает?

- Когда меня родители только привели к Павловой, на первой же тренировке, на построении, там официально попросили родителей больше ни о чем не беспокоиться. Они отдали своих детей в надежные руки, здесь много хороших специалистов, за всем наблюдают врачи, и диетологи тоже есть. Папа хотел мне на лед бутылку воды передать, папе сказали, что не нужно этого делать. Это лишнее. «Вам же все объяснили – о вашем ребенке мы здесь позаботимся». Как питаться, чтобы у тебя были силы на тренировки и выступления, и в то же время за каждую прибавку в сто грамм на тебя кричат? Что может решить в такой ситуации девочка? Не есть ничего вообще. И вот так я дошла до такого же состояния, как Илюшечкина. Правда, в каком-то смысле положение Илюшечкиной было получше: она весила все-таки 38 килограмм, просто с ней уже работал психолог. А я чувствовала себя полностью загнанной и тоже понимала, что мне нужно психолог.

Мы с родителями приехали в федерацию, это был долгий разговор. Родители сказали: «Мы хотим забрать Юлю из фигурного катания. Ребенок у нас потерял восемь килограмм. Все может закончиться очень плохо». На что нам ответили: «Как это забрать? На пару Антипова-Майсурадзе сделаны большие ставки, вы хоть знаете, что вы запасные на Олимпиаде в Сочи?». Потом моих родителей попросили выйти и оставили нас с Нодаром. И началось: «В тебя государство вложило столько денег, а ты хочешь уйти». Многое мне хотелось там сказать. Но я человек совестливый, на меня эти слова подействовали. Хотя я уже не хотела заниматься фигурным катанием. Ничего я уже не хотела. Когда я вышла из кабинета, я обняла папу и заплакала: «Папа, мне пришлось сказать, что я остаюсь… Я не знаю, как это получилось…». Папа пошел туда. Он хотел выяснить, могу ли я пойти к Нине Мозер.

«Нодар говорил: «Юлька, я за тобой хоть на край света», но это были пустые слова 

- Вы хотели к Нине Мозер?

- Потому что это адекватный тренер. Папе сказали – нет, у Мозер сейчас очень много пар. Главное, мне хотелось уйти из этого Ледового дворца. Нам федерация смогла предложить только Артура Дмитриева. И то в том же Ледовом дворце. Я была не согласна, но я… согласилась. Все по той же причине. Когда мне говорят о том, сколько сделало для меня государство, мне как-то тяжело возразить.

- А на другой чаше весов – своя собственная жизнь?

- Да. И я осталась в том же Ледовом, и по сути у Павловой. Потому что формально тренером стал Артур Дмитриев, а фактически им оставалась Павлова. Я чувствовала, что планы тренировок – ее, какие-то указания – тоже ее, я постоянно сталкивалась с ней на катке. И еще удивлялась поначалу: а почему она стала такой доброжелательной? Да потому, что все в порядке: я по-прежнему под контролем. Мне кажется, если бы Артур Валерьевич не находился под влиянием Павловой, он бы меня уже куда-нибудь сдал. Я все-таки была очень слабой. Но Павлова говорила «Не надо», и поэтому он ничего и не делал.

- В госпитале вы часто рисуете коньки на уроках труда?

- (Юля поднимает над головой свою поделку. Потрясающе! Это конек, сложенный из прозрачных капсул из-под витаминов). Знаете, я беру эти капсулы, которые нам выдают на уроках труда, разделяю их пополам. Сначала наношу на дощечку рисунок, а потом приклеиваю капсулы. Если честно и откровенно, то я скучаю. И когда я была в маленьком весе, я скучала, и теперь тоже скучаю. Просто когда человек занимается фигурным катанием десять лет, то как это можно просто забыть?! Бывали моменты, когда хотелось все бросить, настолько все надоело, а уже на следующий день хотелось себя спросить: «Что я делаю?! Я же не могу без фигурного катания!».

- Однако снова встать в пару с Нодаром вы уже не готовы?

-  Я что, самоубийца, чтобы вернуться в этот же Ледовый дворец, к этому партнеру и этому тренеру?! Я не смогу уже с ним кататься. Нодар – с Павловой. Все его действия находятся под влиянием Натальи Евгеньевны. Их не разделить. Здесь уже ничего не сделаешь. Он хоть и говорил: «Юля, я пойду за тобой хоть на край света!», это были просто пустые слова.

- Вы даже не разговариваете по телефону?

- Я не хочу.

- В любом случае ваше возвращение – это тема отдаленного будущего?

- Конечно. Несмотря на то, что я уже хорошо кушаю, анорексия – заболевание коварное, и должно пройти достаточно много времени, чтобы положительное отношение к еде у меня закрепилось, вошло в привычку. Вы спрашиваете о Нодаре, и почему я не хочу с ним разговаривать… Я чувствую, что мне нужно избегать любых напоминаний о травмирующем прошлом. Иначе болезнь может вернуться. 

www.sovsport.ru

«За анорексию пора вводить уголовную ответственность. Случай Антиповой – не единственный!»

Юлия Антипова, несмотря на то, что федерация фигурного катания заявила о невозможности оплачивать дальнейшее лечение в израильской клинике, остается в Петах-Тикве. Несколько дней назад Юля встретила там свой День рождения, сделав самой себе самый драгоценный подарок: к 17-летию она поправилась уже до 34,5 килограмм.

В Интернете продолжается сбор средств, которые позволят партнерше Нодара Майсурадзе продолжить курс лечения, оказавшегося очень дорогим, но в то же время и весьма эффективным. Руководство клиники Шнайдера, детского медицинского центра, занимающегося проблемами анорексии, пошло навстречу родителям девочки, предоставив 20-процентную скидку и отсрочку платежа. Но 110 тысяч долларов нужно будет в любом случае заплатить.

Но сейчас речь, может быть, уже не столько об этом. Случай Юлии Антиповой, оказавшийся самым громким и страшным – это всего лишь вершина айсберга. В российском фигурном катании существует огромная проблема, уходящая своими корнями в детский спорт.

«Я еще несколько лет назад говорила, что за анорексию пора вводить уголовную ответственность, - считает Ольга Григорьева, близкая подруга семьи Нодари Майсурадзе. Ольга была именно тем человеком, благодаря которому история партнерши Нодари получила такую широкую огласку. Ольга разместила то самое первое объявление в социальных сетях, поднявшее бурю.

Ольга Григорьева живет в Петербурге. В свое время она каталась у Тамары Москвиной, ее тренером была и только начинающая тогда еще тренерскую работу Наталья Павлова, из-за жестких методов которой и ультимативных требований по сгонке веса, как утверждалось в «Прямом эфире с Борисом Корчевниковым» в сознании Юлии Антиповой был запущен разрушительный механизм. Он продолжал работать даже после того, как Юля вместе с партнером перешла к гораздо более мягкому и демократичному Артуру Дмитриеву.

Дочь Ольги - Вероника, совсем недавно выступавшая за Испанию только-только закончила карьеру. Кроме того, Григорьева, по профессии врач, сейчас готовится к защите диссертации по эндокринологии.

«Я не видела другого выхода, - вспоминает Ольга. – Родителей Юли я не очень хорошо знаю, я дружу с семьей Нодари, но, когда я услышала о том, что Юля оказалась в психиатрической лечебнице, что там с ней ужасно обращались, и она стремительно теряет вес, - потеряла за несколько дней пять килограмм, - я поняла, что мы должны действовать без промедления. Понимаете, ведь таких случаев на самом деле было очень много. За анорексию пора вводить уголовную ответственность. Я считаю, это очень серьезная проблема, которой должна озаботиться федерация фигурного катания. Может быть, с уголовной ответственностью я и погорячилась, но тренеры должны быть поставлены перед фактом: если в их группе происходит нечто подобное, последует строгое наказание. Штраф, дисквалификация, а если это повторится, то и лишение тренерской лицензии.

К сожалению, у нас в сборной нет врача-диетолога, знающего специфику фигурного катания, балета и художественной гимнастики. Более того, допустим, в Петербурге, в Академии фигурного катания, девочкам предлагались такие диеты… что после них они поправлялись на 4-5 килограмм!

Я считаю, что к этому вопросу нужно подойти спокойно. Без скандала и обвинений. Мое предложение: провести семинары и обучающие программы для тренеров, предложив им эффективные современные способы поддержания веса в рабочем состоянии. Потому что кто-то из тренеров хорошо знает, что нужно делать. Та же Тамара Москвина. Она действует мягко и ненавязчиво, очень дипломатично, постепенно, она добивается того, что фигуристка избавляется от лишних килограммов сама, без крика и давления. Николай Великов – просто гений. Он подарил моей дочери маленькую, красивую тарелочку и сказал: «Если ты будешь всегда есть только из этой тарелочки, будешь красивой и стройной». Сколько лет прошло, этой тарелочкой у нас дома уже никто не пользуется, но она стоит, как сувенир и моя дочь, взглянув на нее, каждый раз тепло улыбается, вспоминая Николая Матвеевича. Наталья Павлова так не умела.

- Ольга, но у Юли уже год был другой тренер, Артур Дмитриев. Он специально отправил ее в отпуск, продлил срок отпуска, справедливо предполагая что без нагрузок, на отдыхе, она не сможет не поправиться. А она потеряла еще несколько килограмм.

- Есть вещи, которые не забываются. Наталью Павлову люблю и обожаю, это человек очень умный, интересный, яркий, с чувством юмора, но в отношении веса она действует, к сожалению, слишком прямолинейно и беспощадно. Когда ее девочки видят весы, у них на лицах написано все, что они при этом чувствуют. И этот страх сохраняется на много лет. Никогда не забуду случайно увиденную мной сцену. Бывшие фигуристки Натальи Павловой сидели в кафе, пили кофе, прошли уже годы с тех пор, как они ушли из ее группы и вообще из фигурного катания и вдруг… На экране телевизора появляется ее лицо. У одной из девочек так задрожали руки, что кофе выплеснулся из чашки на стол!

- И что-то похожее продолжало происходить с Юлей Антиповой?

- Конечно. Но я хотела бы сместить акцент с отдельных личностей. Это действительно очень серьезная проблема. Через анорексию прошли многие наши известные фигуристки, просто об этом не писали в прессе. Любовь Илюшечкина (сейчас выступает за Канаду в паре с Диланом Московичем – прим. Авт.), Анастасия Мартюшева (экс-партнерша Алексея Рогонова, парное катание – прим. Авт.). Все говорили когда еще Базарова каталась у Калининой: посмотрите на Веру Базарову, какая она стройненькая и легкая, берите с нее пример. А пример, как потом выяснилось, решался способом из позапрошлого века, классическим методом русских дворянок. После обеда два пальца в рот… Получается, что у нас многие тренеры просто не обучены, они требуют, но не могут объяснить, как этого добиться. И при этом закрывают глаза, прекрасно зная, какими способами девочки исполняют приказы. Одна из бывших фигуристок Павловой, попав к Инго Штойеру, после первой же тренировки услышала очень важную фразу: «Узнаю, что блюешь – выгоню!».

Им не нужно сейчас возмущаться и обижаться на меня за то, что я говорю все эти вещи. Но когда шестилетний ребенок в ответ на безобидное предложение: «Конфетку хочешь?», серьезно отвечает: «Нет, что вы, тренер сказал, что мне нужно худеть», согласитесь такого, мягко говоря, быть не должно. Или когда дети заворачиваются в полиэтилен, бегают по полтора часа по залу, доводя себя до того, что они уже просто задыхаются, и лица у них свекольного цвета… Если бы только лица. После нескольких месяцев такого «похудания» при обследованиях уже обнаруживаются сбои в работе сердца!

- Каждый решает проблему с весом, как умеет?

- А решать ее нужно правильно! Вы знаете, скольких фигуристов я уже отвела к своему очень известному профессору в Петербурге с просьбой помочь разобраться с последствиями их диет?! Мария Мухортова была очень волевой: она просто мало ела и пила, она ограничила себя и - ни шага вправо, ни шага влево. Но ее кровь в результате стала настолько густой, что и ее диета превратилась в серьезную угрозу для здоровья. Профессор посоветовал Марии брать на каждую тренировку бутылку воды, ставить ее на бортик, периодически подъезжать и пить столько, сколько хочется. Но ведь это же не дело, когда каждый «выживает, как может». Чем чаще всего заканчиваются такие вот самопальные диеты? Переломами. Мышцы работают в тяжелом режиме, им нужны микроэлементы, которые в организм почти не поступают, и они начинают тянуть их из костей. После перелома ног продолжать карьеру в фигурном катании практически невозможно… Это мало кому удавалось.

У Юли Антиповой это закончилось катастрофической формой анорексии. Вы бы видели, в каком состоянии она находилась в последние дни перед отъездом в Израиль. Перед ней ставили стакан с соком, или водой, она часами гипнотизировала его взглядом, но не могла сделать ни глотка! Поэтому ее родители вылетели в израильскую клинику в праздники, раньше, чем она могла их принять, в отчаянии они надеялись что, может быть, хотя бы смена обстановку сможет что-то изменить!

- Насколько я понимаю, они не вернутся в Россию, пока Юля не выздоровеет, несмотря на то, что федерация фигурного катания уже не может оплачивать дорогостоящее лечение.

- Да, счета, которые выставляет израильская клиника – они действительно астрономические. Но по поводу того, чтобы вернуться в Россию и продолжить лечение здесь – это не так просто, как кажется на первый взгляд. Да, Юлю и в Москве врачи собирались кормить через катетер. Но при этом они хотели ввести ее в состояние искусственной комы! Какие родители пойдут на такое?! От постоянных капельниц ее вены были настолько исколоты и травмированы, что у девочки при виде иглы начиналась истерика.

- Сейчас семья Антиповых должна израильской клинике 110 тысяч долларов. Сбор средств через Интернет продолжается. Но можно ли собрать через Интернет такие деньги?

- Конечно, нет. «Вконтакте» есть специальная группа, посвященная Юле. Там публикуются все счета, все документы, подтверждающие расходы. Но люди, вступившие в эту группу, уже отдали все, что могли. Некоторые переводили деньги даже несколько раз. Собрали 10 тысяч долларов. Я думаю, это уже предел. Ее родители уже думают о том, чтобы отработать долг перед клиникой, устроившись туда кем угодно. Продать им нечего. Маленькая двухкомнатная квартира в ближнем Подмосковье. Продать ее можно, но что потом? Оказаться на улице? Я писала уже об анорексии в Интернете множество раз. Кроме того, в издании «Московский фигурист» еще в 2008 году у меня вышло специальное мини-пособие для родителей маленьких спортсменов, «Шит и меч щитовидной железы». Чтобы они с пониманием относились к такому сложному виду спорта, как фигурное катание.

Но я не в состоянии в одиночку решить эти проблемы, требующие комплексного подхода и активного участия со стороны научных институтов и федерации. У меня уже просто опускаются руки. Возникает ощущение, что это никому не нужно, кроме меня!

www.sovsport.ru


Смотрите также