Бабушка гимнастики. Спортсменка из СССР идёт к вечному рекорду. Оксана чусовитина спортивная гимнастика


40-летняя советская гимнастка Оксана Чусовитина установила уникальный рекорд: Гимнастика: Спорт: Lenta.ru

Двукратная чемпионка мира по спортивной гимнастике в составе сборной СССР 40-летняя Оксана Чусовитина, ныне представляющая Узбекистан, сумела пройти квалификационный отбор и поедет на Олимпиаду-2016 в Рио-де-Жанейро. Предстоящие Игры станут для спортсменки седьмыми по счету — это новый рекорд для дисциплины. «Лента.ру» — о природе спортивного феномена.

«Никому другому и представить это невозможно! Но Оксана показывает, что возможно. Я ее с малых лет знаю, когда она попала ко мне в молодежную команду, у нее природная прыгучесть, благодаря прыжкам утвердила себя на мировой арене. Девочка утвердилась за счет своих природных качеств, силы воли, плюс обстоятельства — семейная ситуация, когда поставила все на карту. Это удивительный пример долголетия и уникальный пример отношения к труду».

Бывший тренер Оксаны Чусовитиной, заслуженный мастер спорта СССР Лидия Иванова не жалеет комплиментов в адрес своей лучшей ученицы. 18 апреля на тестовых соревнованиях в Рио-де-Жанейро представляющая Узбекистан 40-летняя Чусовитина заняла итоговое 45-е место. Этого оказалось достаточно для того, чтобы получить олимпийскую путевку и установить уникальный для спортивной гимнастики рекорд.

Материалы по теме

14:27 — 13 апреля 2016

Прощенная среда

WADA подарило надежду уличенным в употреблении мельдония российским спортсменам

Ранее никто из представителей дисциплины не мог похвастаться семью участиями в Играх. Шесть раз это удавалось болгарскому гимнасту Йордану Йовчеву. До абсолютного рекорда канадца Яна Миллара, который участвовал в олимпийских соревнованиях по конному спорту десять раз, Чусовитиной далеко, но этот факт вряд ли умаляет ее заслуги.

«Кроме самого положительного отношения к Оксане ничего другого у меня нет. Если я ее увижу на олимпийском помосте, то низко поклонюсь ей. Неважно, зацепится она там или нет, а просто будет участвовать в своей седьмой Олимпиаде, — это заслуживает высших похвал. Она все сделала за счет спорта в своей жизни. Даже не представляю, кто может повторить такое достижение. Я девочек выбирала с огромной страны, и она не подвела», — цитирует Лидию Иванову «Р-Спорт».

Что такое 40 лет в спортивной гимнастике? Это даже не пенсия. Это возраст, в котором большинство представителей дисциплины испытывают ежедневные боли даже при обычной ходьбе. Двукратная олимпийская чемпионка Светлана Хоркина, которой в январе исполнилось 37, завершила свою спортивную карьеру в 25 лет, став одним из примеров долголетия в спортивной гимнастике.

Набор в современную гимнастическую секцию начинается с 4 лет, расцветом же считается период с 14 до 18, когда женский организм завершает свое развитие. К 20 годам от запредельных нагрузок у большинства спортсменок начинаются проблемы с позвоночником, голеностопом, коленями, в результате чего многие из них завершают карьеру, по сути становясь инвалидами на всю оставшуюся жизнь.

Светлана Хоркина

Фото: Dylan Martinez / Reuters

Свою блестящую карьеру Чусовитина начала в далеком 1982 году, когда ни одной из будущих участниц Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро еще и на свете не было. Семилетняя девочка впервые пришла на занятия в секцию спортивной гимнастики в родной Бухаре.

Через шесть лет она уже была абсолютной чемпионкой Советского Союза среди юниоров. В 1990 году 15-летняя Оксана считалась одним из лидеров сборной СССР, выиграв золотые медали в опорном прыжке на Играх доброй воли в Сиэтле. Год спустя она впервые победила на чемпионате мира, завоевав два золота и серебро в американском Индианаполисе. Это были ее первые и последние достижения в составе сборной разваливающейся страны.

Материалы по теме

16:13 — 1 апреля 2016

Бег на месте

Героиня допингового скандала Юлия Степанова не выступит за сборную беженцев

В 1992-м в Барселоне в составе объединенного коллектива, куда входили спортсмены бывших республик СССР, Чусовитина стала олимпийской чемпионкой в командном первенстве. С тех пор золото Игр ей не покорялось. Испанская Олимпиада была последней для сборной СНГ, выступавшей под белым олимпийским флагом и слушавшей не советский, а олимпийский гимн.

Команда большой страны, легендарная «красная машина», развалилась на кусочки, каждому из которых пришлось скорее выживать, чем бороться за медали. В родном Узбекистане Чусовитиной приходилось тренироваться в обшарпанных залах, на устаревших снарядах, которые постоянно грозили дать сбой и нанести тяжелую травму. Чемпионка хотела было податься в Россию, но там ее никто не ждал.

Несмотря на отвратительные условия, Чусовитина продолжала коллекционировать медали: выиграла бронзу на чемпионате мира 1993-го, еще две — на Азиатских играх 1994 года в японской Хиросиме. Там она познакомилась с будущим супругом, членом сборной Узбекистана по борьбе Баходиром Курбановым. В 1996 году она завоевала три серебряные медали и бронзу на чемпионате Азии, а в 1997 году спортсмены сыграли свадьбу.

Оксана Чусовитина

Фото: Issei Kato / Reuters

Последовал перерыв в карьере, связанный с рождением сына Алишера в 1999 году. На тот момент спортсменке было «уже» 24 года, и вряд ли кто-то всерьез полагал, что она сможет вернуться в большой спорт. Но она смогла. В 2001 году на чемпионате мира в Генте в своем коронном опорном прыжке она завоевала серебряную медаль. Настоящим фурором стало выступление Чусовитиной на чемпионате мира-2003 в Анахайме, где она выиграла золото.

В тот же период в семье спортсменки случилась трагедия. Сыну Алишеру поставили страшный диагноз — лейкемия, и Оксана вместе с ребенком отправилась в Германию. В попытках найти сумасшедшие 120 тысяч долларов на лечение семья распродала все свое имущество и в течение нескольких лет в буквальном смысле слова работала на лекарства. В 2006 году Оксана получила немецкое гражданство и начала выступать за сборную Германии.

В одночасье став одним из лидеров Бундестим, спортсменка вновь начала штамповать медали. На Олимпиаде-2008 в Пекине Оксана, будучи самой возрастной гимнасткой, выиграла серебро. За ним последовало золото чемпионата Европы в Клермон-Ферране.

Сын постепенно шел на поправку. Осознав, что в сборную Германии ей уже не попасть, в 2013 году Оксана, на тот момент трижды заявлявшая о завершении карьеры, решила вернуться в Узбекистан и продолжить выступления за сборную родной страны. Камбэк ветеран отметила серебром Азиатских игр-2014 в Южной Корее. Выступления на помосте спортсменка совмещает с должностью старшего тренера команды, личным примером вдохновляя подрастающие поколения на свершения, при этом не забывая тренироваться под руководством личного наставника.

lenta.ru

«Мой сын жив-здоров — и это главное». Женская история Оксаны Чусовитиной

19 июня гимнастка Оксана Чусовитина празднует 40-летие. Оксана собиралась уйти из большого спорта после Олимпиады в Лондоне, но передумала, сменив лишь страну, которую представляет – с Германии на родной Узбекистан. Игры в Рио-де-Жанейро, к которым она сейчас готовится, должны стать для Чусовитиной седьмыми в карьере. PROСПОРТ рассказывает историю этой удивительной женщины.

Текст: Наталия Калинина 19 июня 2015 г. 09:00

Материал был опубликован в журнале PROСПОРТ № 14 за 2012 год.

Оксане было 17, когда в честь нее и еще пяти советских девочек в барселонском Дворце спорта Сан-Жорди, где в 1992-м проходили олимпийские соревнования по спортивной гимнастике, поднимали белый флаг с пятью разноцветными кольцами. Страны, где они выросли в чемпионок, к тому моменту уже не существовало — золото в многоборье Объединенной командой выигрывали две украинки (Лысенко и Гуцу), две россиянки (Груднева и Галиева), Светлана Богинская из Белоруссии и Оксана Чусовитина из Узбекистана. А вскоре после Олимпиады Советский Союз закончился и в спорте. Молоденькие чемпионки, не видевшие в жизни ничего, кроме гимнастического зала, разъехались по своим республикам, а на базе «Озеро Круглое», где они полжизни тренировались, уютно устроилось казино. Собрать и обеспечить звездную команду пытался титулованный олимпиец из 80-х Дмитрий Билозерчев — уговорил в спонсоры шведскую компанию «ТЭСС» и устроил красивые гастроли. Оксану позвали в труппу.

1992 год, Олимпийские игры в Барселоне. Оксана Чусовитина выступает за объединенную команду бывших республик Советского Союза. Фото: РИА Новости.

«93-й был безбашенный, — вспоминает она. — Представьте, то мы все время сидели на Круглом, а тут — раз — вырвались. Билозерчев платил нам большие по тем временам деньги, $3000 в месяц, а мы не знали, что с ними делать. И посоветовать некому. Тренеры нам были не указ. Мы совершеннолетние, олимпийские чемпионки — все из себя крутые. Родителям помогали, конечно, но все равно оставалось. На всякие ненужные вещи тратили. Шли, например, в магазин вшестером и покупали шесть одинаковых курток. Диски в огромном количестве, телевизоры, видеомагнитофоны — все комнаты были заставлены. Так подумать — узнай кто-то, что у нас такие деньги водятся, всякое могло случиться. Время опасное было. Но это потом начинаешь анализировать, а тогда все было классно, весело!»

Вот только спустя год веселье кончилось. Деньги вышли, Билозерчев в расстройстве уехал в Америку, а гимнастки потихоньку стали устраиваться в новой, без дрессировки на Круглом, реальности. Россию чемпионка Чусовитина не заинтересовала. И Оксана стала выступать за Узбекистан, где родилась и откуда не захотела уезжать, даже когда в Россию перебрались почти все ее родные — русский папа, мама-осетинка и старшие сестры. Оксане тогда было 13, но она наотрез отказалась покидать любимый Ташкент и осталась дома под присмотром брата-студента и тренера Светланы Кузнецовой. К тому времени все мысли девочки занимала гимнастика, все прочие мечты были забыты: «Я очень люблю лошадей, в семь лет даже пошла в секцию — не взяли, сказали, рано. Помню, плакала, просила маму купить лошадь. Мама говорит: «Куда ж мы ее денем?» А я так уверенно заявляю: «На балкон, я траву ей буду носить». И на мамины возражения, что лошадь великовата для балкона, сразу же нашла ответ: «А ты ма-аленькую купи».

1994 год, Санкт-Петербург. Оксана Чусовитина выступает за сборную Узбекистана на Играх доброй воли. Фото: Chris Cole / Getty Images.

После Олимпиады–96 в списке регулярных маршрутов Чусовитиной появилась Германия — ее пригласили в гимнастический клуб Кельна на вакансию единственного легионера, разрешенного регламентом национального чемпио­ната. За одно выступление в бундеслиге — тур в два дня, восемь команд, полные залы — платили $1000.«А россиянкам по­чему-то не разрешали выступать за иностранные клубы, — рассказывает Оксана. — И что в этом плохого? Кто не попадает в сборную — пусть бы хоть так деньги зарабатывали».

Оксане было 27, когда случился самый страшный телефонный звонок в ее жизни. На обратном пути из корейского Пусана, где они с мужем, борцом Бахой Курбановым, выступали на Азиатских играх, Чусовитина набрала маме — с ней остался трехлетний сын Алишер — и услышала, что у мальчика неожиданно пошла горлом кровь и его увезла скорая с подозрением на воспаление легких. Пока ошарашенные родители летели домой, малышу сделали пункцию и выяснили, что все гораздо сложнее — лейкемия. Зашкаливающий гемоглобин, срочное переливание крови и жуткое обещание врачей: если в течение месяца не начать курс химиотерапии, ребенок не выживет. Есть ли новости страшнее? Есть. То, что все это случилось в 2002-м в Узбекистане. В клинике, где первые дни провел Алишер, капельницы крепили на швабры, в туалетах для дезинфекции по углам сыпали хлорку, а катетер был один на всю больницу. Оксана сразу поняла, что в таких условиях спасти сына не удастся, и стала искать другие варианты, ни минуты не сомневаясь, что все получится. Знакомые помогли с контактами онкологического центра в Кельне, там подтвердили диагноз, предложили место и выставили счет — $120 000. Продали четырехкомнатную квартиру в Ташкенте, две машины, но даже половины суммы не собрали, хотя и знакомые помогали чем могли. «Я тогда поняла, — убеждает Оксана, — что в мире больше добрых людей, чем злых. Многие помогали. Один близкий друг мужа, бизнесмен, только что собрал урожай — денег еще не выручил, но отдал нам вагон зерна».

Ситуацию спас спортклуб, за который выступала Чусовитина. Его хозяева выступили гарантами кредита, и меньше чем через месяц после первого приступа Алишер начал курс лечения в Кельне. Следом подключилась благотворительность. Открыли банковский счет, сняли видеоролик про Алишера и показывали его на всех соревнованиях, где выступала Оксана. А она продолжала тренироваться и участвовать в турнирах. Не ради денег — €400 за победу на этапе Кубка мира больного раком ребенка не спасут, — но ради того, чтобы сын не видел маминых слез, не чувствовал ее страха: «Нельзя углубляться в собственное горе, ведь дети все видят и чувствуют. Даже если надежды нет, пусть ребенок запомнит не рыдания, а что-то позитивное. Я весь свой негатив оставляла в зале и каждый раз приходила к Алишеру обод­ренная. Через некоторое время мне сделали немецкую рабочую визу, и сын смог лечиться по страховке. А на благотворительном счете еще оставались деньги. Мне предлагали сохранить их для Алишера, но я решила, что, раз собирали средства на лечение, пусть они помогут кому-то еще».

4 декабря 2006 г., Кельн (Германия). Оксана Чусовитина с сыном Алишером в гинастическом зале. Фото: Vladimir Rys / Getty Images.

Это было тяжелое время. Даже в стерильных боксах современной клиники умирали дети, плакали мамы. Алишер, к счастью, ничего этого не помнит, а его мама и хотела бы забыть, но вряд ли это возможно. После семи месяцев лечения, когда шел четвертый курс химиотерапии, ребенок так ослаб, что не мог ходить и разговаривать. «Ему же всего три годика было, совсем малыш, — вспоминает Оксана. — У него выпали волосы, мы возили его на каталке. Я смотрела на Алишера и думала: не дай бог остаться таким на всю жизнь. А потом он потихоньку стал выкарабкиваться».

Муж и сын Оксаны Чусовитиной. Фото из личного архива гимнастки.

Осенью Алишеру будет 13. Еще чуть-чуть, и ростом обгонит маму. В пять лет он увлекся спортивной гимнастикой — Оксана тогда очень переживала, видя его на снарядах, но запрещать не хотела. В восемь Алишер выиграл чемпионат Кельна в своем возрасте, получил призовой кубок и потерял к гимнастике всякий интерес. Теперь он играет в футбол. А еще обожает учиться. «Для него самое большое наказание — «не пойдешь в школу», — смеется Оксана. — Я до сих пор в шоке. И в комнате у него всегда идеальный порядок. Ну, он все-таки в Германии вырос, считает себя немцем и по-немецки мыслит. Мечтает стать банкиром, а до этого пару лет поработать дальнобойщиком. Он очень самостоятельный парень, но при этом меня не стесняется. Всем делится. Рассказал, как в летнем лагере впервые девочку поцеловал. И всегда говорит правду. Знает, что вранья я не терплю».

Оксане было 32, когда она провалила чемпионат мира в Штутгарте, став лишь шестой в любимом опорном прыжке. Уже год фрау Чусовитина выступала за Германию, и на домашнем чемпионате от нее сильно ждали медалей — больше было не от кого. Правда, мало кто знал, что за две недели до турнира Оксана дажеходить толком не могла — травмировала спину на тренировке, соскакивая с бревна. «Вот тут пошли разговоры, — улыбается Оксана, вспоминая беседы с тренерами немецкой команды. — «Она уже старая, она не может». Меня это злит. Хочется доказать обратное. Но я же не робот, бывают ошибки. Несколько лет назад после операций на плечах снова был серьезный разговор с тренером. Меня стали сравнивать с 16-летней девочкой! Вот тут мне стало обидно. Я никогда не кричала на каждом углу, что я великая гимнастка, но не надо меня ни с кем сравнивать. Если я не нужна, так и скажите. Дайте открепление, и я буду выступать за Узбекистан».

Такие вот жизнь устраивает перевертыши. В 2003-м открепление нужно было Оксане, чтобы выступать за Германию, которая спасала ее сына, а Узбекистан свою единственную чемпионку отпускать не хотел. На специальном заседании федерации против высказалась даже личный тренер Чусовитиной, а кто-то из собравшихся обвинил гимнастку в том, что она спекулирует на болезни собственного ребенка и предает родную страну. Оксана до сих пор не знает, кто именно произнес эту ересь: «Муж знает, но не говорит. Хотя мне бы очень хотелось посмотреть этому человеку в глаза».

2008 год, Пекин. Чусовитина представляет сборную Германии на Олимпийских играх.

Немецкое гражданство Оксана не просила — ей предложили, она согласилась. Считала, так будет честно — поблагодарить страну, столько сделавшую для ее семьи. Занималась языком по четыре часа в день, сдала экзамен, получила паспорт, привыкла к жизни по правилам, но немкой по сути так и не стала. Говорит, в Германии нужно родиться, чтобы ее любить. Хотя в ней, признает, многое грамотно устроено. В той же гимнастике. Оксана рассказывает, девочки, которые готовятся в сборной команде, учатся в школе. С 8 до 16 — уроки, потом тренировка. Не сдашь экзамены — не допустят к соревнованиям. «Они не получают денег за то, что тренируются, — удивляется Оксана. — Только призовые на турнирах. Но у всех огромное желание. На них никто не кричит, никто не заставляет. И при этом все как-то просто общаются. Ни у тренеров нет конкуренции, ни у спортсменок». Вероятно, потому что спортом их жизнь не ограничивается, а €10 000, которые государство платит за олимпийское золото, можно заработать и в других профессиях. К Афинам Оксана готовилась вместе с Лизой Брюггеманн — теперь она замечательный хирург. А Беньямин Клайбринк, выигравший турнир рапиристов в Пекине, дантист, у него своя клиника. «Со временем я поняла, — рассуждает Оксана, — что это правильно. Гимнастика — всего лишь гимнастика. Ладно, у меня что-то получилось, а сколько девочек в России, которым гимнастика жизнь ломает! Вот Ксения Семенова — хорошая спортсменка, но повыступала немного, и не сложилось, серьезно травмировалась. Что она теперь будет делать? Тренером в Туле работать? Если еще возьмут. Вот за это обидно».

Фото: Vladimir Rys / Getty Images.

Оксане 37. На новенькой базе немецкой сборной под Франкфуртом — справа лес, слева железная дорога, сверху гулкие самолеты из аэропорта поблизости, зато зал в двух шагах от гостиницы — она готовится к своей шестой Олимпиаде. Уже решила, что последней.

— Хочу после Лондона попросить у Германии дать мне год повыступать за Узбекистан. В Ташкенте планируют сделать турнир моего имени — для меня он будет прощальным. Немного странно, если Узбекистан будет красиво провожать немецкую спортсменку.

— Немцы не звали вас в тренеры?

— Нет, да я и не хочу. Я же старший тренер сборной Узбекистана, и мне это очень нравится.

— Вы долго думали, прежде чем согласиться работать с федерацией, которая так подвела вас однажды?

— Ну, во-первых, я давно всех поняла и простила. Мой сын жив-здоров — и это главное. К тому же сейчас в федерации другие люди работают. Многое изменилось с тех пор. У нас очень хорошая команда, великолепный зал построили. Сейчас никаких проблем нет.

— Как удается совмещать свою подготовку с тренерской работой?

— У меня в Германии свободный график, а девочки часто приезжают сюда на сборы. Да и в Ташкенте я между занятиями с девчонками или после них тренируюсь сама.

— Вы, наверно, уже без тренера обходитесь?

— Я тоже когда-то думала, что повзрослею — и тренер будет не нужен, но нет. Со стороны ошибки виднее. К тому же у меня такой характер — когда что-то не получается, начинаю назло делать-делать-делать. Тренер может сказать «стоп». Это важно. А еще возрастному спортсмену нужно, чтобы в него верили, а не гнобили — вот, ты уже старая, ничего не можешь. А Жанна Полякова, с которой я в Германии работаю, в меня верит. Сколько ее пугали моим тяжелым характером!

— Правда тяжелый?

— Да по сравнению с сегодняшними гимнастками я вообще ангел. Никогда не скажу тренеру «нет». Если уж совсем плохо, подойду перед тренировкой и объясню.

— Что изменилось в вашей подготовке с возрастом?

— Я тренируюсь меньше, чем в 25. Раз в день, 2,5–3 часа. Когда не хочется, не хожу в зал. Мне теперь нужно больше времени, чтобы войти в форму. И я больше устаю. От переездов, например.

— Но в чем же фокус? Почему именно у вас получилось до 37 быть лидером в спорте, который уже в 25 записывает в ветераны?

— Думаю, просто никто не пробовал так долго оставаться в гимнастике. Не знаю. Мне нравится ходить в зал, я делаю это с удовольствием. Каждый день ставлю новую цель. Вот я всегда делала два снаряда — бревно и прыжок, а недавно сделала новые вольные. После операции на плечах думала, что никогда не подойду к брусьям — больно, руки натирать неохота. Года четыре и не подходила. А потом вдруг так захотелось на брусьях помотаться, это такое классное ощущение! И буквально за две недели сделала комбинацию, что в Пекине показывала.

— То есть в Лондоне вы будете не только прыгать?

— Да, планирую и многоборье.

— Если бы вас Россия в 90-е переманила, как думаете, выступали бы сейчас?

— Да меня бы давно из команды выжили. А может, я и сама бы закончила. Там другой уровень. Мы недавно с узбекской командой готовились на Круглом. Я так поняла, что там нет индивидуальных планов. Всем положено три тренировки в день — будет три. И все время в зале кто-то плачет, кто-то ноет. Я пару дней походила так и поняла: это не для меня. В Германии тоже могут возрастом попрекать, но я спокойна — могу в любой момент сказать «до свидания».

Теперь уже после Олимпиады. Оксана обещает в Лондоне сюрпризы. Вспоминает неожиданные пекинские чудачества китайской звезды Чэн Фэй, упустившей два верных золота. Объясняет: Олимпиада, да еще домашняя, перегорела. В Лондон Чэн Фэй, прогулявшая три года олимпийского межсезонья, не едет, травма. И это уже не сюрприз. Как и то, что с расчетом на медаль туда летит Чусовитина. Она была второй в опорном прыжке на чемпионате мира — 2011, полтора месяца назад взяла серебро на Евро. И ей всего 37.

Справка. Оксана Чусовитина — советская, узбекистанская и немецкая гимнастка. Единственная в истории гимнастка, которая принимала участие в шести Олимпиадах (1992, 1996, 2000, 2004, 2008, 2012). Олимпийская чемпионка 1992 в командном многоборье (в составе Объединенной команды), серебряный призер Игр-2008 в опорном прыжке (в составе сборной Германии). Трехкратная чемпионка мира, четырехкратный серебряный и четырехкратный бронзовый призер чемпионатов мира. На Олимпиаде 2012 года в Лондоне отобралась в финал соревнований на опорном прыжке, где заняла пятое место. С 2013 года выступает за Узбекистан.

Источник http://prosport-online.ru/articles/london-chusovitina

 

sportgymrus.ru

Гимнастка Оксана Чусовитина отобралась на седьмую Олимпиаду

Гимнастка Оксана Чусовитина, выступающая за сборную Узбекистана, уже давно поражает всех болельщиков мира своим спортивным долголетием. Когда спортсменка, в свои 40 лет всё ещё побеждающая на международных соревнованиях, объявила о желании принять участие в рекордной, седьмой Олимпиаде, никто не удивился. И на днях Оксана произвела фурор: по итогам тестовых соревнований, сражаясь с соперницами, которым годится в матери, она получила путёвку на Игры. Её порой называют бабушкой спортивной гимнастики, но она лишь усмехается в ответ и доказывает свою силу, выходя к снарядам. Оксана – олимпийская чемпионка, чемпионка мира, Европы и Азии. Она выступала за четыре различные сборные и везде неизменно добивалась успеха.

Жертва распада Советского Союза

В сборную Советского Союза Оксана попала в 16 лет. И сразу же стала двукратной чемпионкой мира в Индианаполисе. В честь девушки, стоявшей на верхней ступени пьедестала почёта, играл гимн Союза, а над трибунами поднимался красный флаг с серпом и молотом. Так, спортсменка, одержавшая свою первую победу на серьёзном международном уровне, стала одной из последних чемпионок в составе национальной сборной СССР. Страны скоро не стало, но карьера будущей прославленной чемпионки на этом, конечно, не закончилась – в 1992 году она, невзирая на политические и экономические потрясения, готовилась впервые исполнить свою заветную мечту – отправиться на Олимпийские игры в Барселону.

Сборная нашей страны на той Олимпиаде выступала под белым флагом с олимпийскими кольцами, символизирующими единение народов. В той команде спортсменов из разных республик действительно объединяла одна цель – победить. И гимнастки из России, Украины, Белоруссии и Узбекистана блестяще справились со своей задачей. На Играх в Барселоне девушки из бывшего СССР выиграли командное первенство. Однако та победа осталась практически незамеченной в том социальном водовороте, который увлекал на дно сотни и тысячи людей. Едва не уничтожил он и карьеру Оксаны Чусовитиной, которая Москве оказалась не нужна, а потому вернулась в уже независимый, но столь же родной Узбекистан, чтобы продолжать тренировки.

Оксана Чусовитина

Фото: РИА Новости
Два олимпийских цикла без наград

В первый год нового олимпийского цикла Чусовитина вместе со своими подругами по олимпийской сборной попала в труппу шведской компании «ТЭСС», которая устраивала красивые, а главное – хорошо оплачиваемые гастроли. Однако через год деньги у организаторов этого проекта иссякли, и Оксане пришлось вернуться в спортзал и приступить к тренировкам, нацеливаясь на Олимпийские игры в Атланте. Юной спортсменке, уже однажды выигравшей жесточайшую конкуренцию в сборной Советского Союза, на свои вторые Игры пробиться было несложно. Но отсутствие достойных соперниц и непростая подготовка сказались на выступлениях спортсменки в Атланте. Даже в своём любимом опорном прыжке Оксана не попала в финал.

После Игр в США у Оксаны появилась возможность выступать за немецкий спортивный клуб – хоть какая-то прибавка к скромному жалованию спортсменки в Узбекистане. В составе национальной команды Чусовитина уже несколько лет не могла выиграть медали и титулы на крупных международных соревнованиях, а потому начала подумывать и о завершении карьеры, рождении ребёнка – но всё это после Игр в Сиднее. Увы, но и на третьих своих Играх спортсменка не сумела подобраться к чемпионскому уровню, а потому и обратила всё своё внимание на семейный быт. В середине очередного олимпийского цикла у Чусовитиной и её мужа Бахи Курбанова родился сын Алишер. Однако спортсменка не сумела уйти из спортзала, даже несмотря на рождение сына. Через четыре месяца после родов Оксана вновь выступала на соревнованиях.

Оксана Чусовитина

Сражение не за медали, а за жизнь сына

Как это часто случается со спортсменками-мамами, после родов Оксана заметно прибавила в мастерстве. Это выразилось и в первых за долгие годы успехах на международном уровне. В 2001 году Оксана после восьмилетнего перерыва принесла сборной Узбекистана медаль чемпионата мира в опорном прыжке, а через год собрала впечатляющую коллекцию наград Азиатских игр в Пусане, дважды став чемпионкой и дважды вице-чемпионкой. Но именно во время возвращения с того удачного старта Оксане сообщили страшную новость: у её малолетнего сынишки Алишера диагностирована лейкемия. При этом лечение нужно было начинать срочно, в противном случае врачи отводили ребёнку месяц. Оксана приняла решение бросить ради сына всё и отвезти его в немецкую клинику. Но стоимость лечения была для спортсменки неподъёмной – $ 120 тыс.

Помощь спортсменке пришла, откуда она её не ожидала. Руководители спортивного клуба Кёльна, в котором выступала Оксана, стали гарантами кредита спортсменки и оплатили лечение её сына. При этом самой спортсменке было предоставлено немецкое гражданство и медицинская страховка, что заметно облегчило процесс лечения. Немецкое телевидение сняло ролик про мальчика, и на созданный счёт потекли ручейки средств благотворительных фондов.

Но не сидела сложа руки и сама спортсменка: она с новой силой бросилась в бой на спортивных аренах, понимая, что теперь борется не за собственную славу, не за медали и даже не за деньги – а за жизнь своего сына. И старания гимнастки не пропали даром: лечение помогло её ребёнку, он поправился.

Спасибо, Германия! Снова здравствуй, Узбекистан!

Руководители немецкой сборной по спортивной гимнастике взяли на заметку тот факт, что у многоопытной Чусовитиной появился немецкий паспорт, и, как только появилась возможность, пригласили её выступать за команду Германии. Оксана из чувства благодарности к стране, которая многое сделала для неё и её сына, согласилась. Для гимнастки были созданы все условия подготовки, и она свою уже четвёртую по счёту сборную не подвела. Сначала выиграла бронзовую награду на чемпионате мира в Орхусе, затем победила на чемпионате Европы в Клермон-Ферране в 2008 году и, наконец, порадовала всех немцев серебряной медалью на Олимпийских играх в Пекине. Спортсменке тогда уже было 33 года, и это была уже пятая её Олимпиада.

За сборную Германии Чусовитина выступила и на своих шестых Играх: в Лондоне она в излюбленном опорном прыжке заняла пятое место. После чего всё-таки решила вернуться на родину – в Узбекистан. Спортсменке предлагали тренерскую должность, однако она не торопилась снимать спортивный костюм. Мысли об уходе были, но Оксана начала выступать на этапах Кубка мира и втянулась. На Азиатских играх в Инчхоне в 2014 году она снова поднялась на пьедестал, а потому и начала мечтать о седьмой, рекордной для гимнастов Олимпиаде. Сегодня эта мечта как никогда близка к тому, чтобы стать явью. На предолимпийских тестовых соревнованиях Чусовитина завоевала путёвку в Рио-де-Жанейро, и теперь, чтобы стать рекордсменкой, осталось лишь выйти на помост. Однако одного участия ей точно будет мало – Оксана попытается завоевать медаль Игр и для Узбекистана.

Оксана Чусовитина

www.championat.com

Оксана Чусовитина — живая легенда спортивной гимнастики | Спорт | ИноСМИ

Оксана Чусовитина по праву снискала себе славу бессмертной гимнастки, ее заслуги сравнимы разве что с рекордами именитой румынской гимнастки Нади Команечи, получившей в Монреале в 1976 году семь раз высший балл «10,0», никогда дотоле не выставлявшийся ни одной гимнастке на Олимпийских играх. А за спиной у узбекской спортсменки, тоже выросшей по эту сторону железного занавеса, теперь семь Олимпийских игр. Сама Команечи задалась вопросом: «Как можно решиться на то, чтобы выделывать такое со своим телом, в таком возрасте?». 41-летняя Оксана Чусовитина стала гимнасткой с самой длинной спортивной карьерой в истории. Показавшая 5-й результат в квалификации представительница сборной Узбекистана прошла в финал в опорном прыжке, который состоится в воскресение.

Ростом 1 метр 50 см, гимнастка не выделяется на фоне главных претенденток на пьедестал Рио 2016. Лишь кадры, сделанные крупным планом, выдают в ней женщину, которой остальные участницы годятся в дочери. Это настоящее чудо для спорта, особенно если вспомнить, что средняя продолжительность карьеры гимнаста — одна-две Олимпиады. Максимум, три. Она выступила впервые на Олимпиаде 1992 в Барселоне и с тех пор не прекращает трудиться в поте лица все эти 24 года.

Дебютируя в Барселоне, Оксана не только получила командное «золото» в составе Объединенной команды бывших республик СССР. Кроме того, она встретила тогда друга, ставшего сейчас ее тренером. Ее подруга по команде, Светлана Богинская, прозванная «белорусским лебедем», была на тот момент уже большой фигурой в мире спортивной гимнастики, выигравшей два «золота» и одно «серебро» в Сеуле в 1988 году. Тренируя Чусовитину, Богинской нередко приходится напоминать своей подопечной, что надо уметь вовремя остановиться: «Иногда я вынуждена говорить ей: "Тебе уже не 14-15 лет, не стоит повторять упражнение столько раз". Да ей и не нужно это. У нее мышечная память еще с 1992 года», — передает слова великой гимнастки журнал Elle USA, которому дали интервью обе спортсменки. Таким образом, ее мышечная память превышает возраст многих из ее соперниц в Рио. «На данном этапе мне не нужно слишком много тренироваться», — сказала несколько дней назад Оксана в своем интервью спортивному телевизионному каналу ESPN.

Observador09.08.2016The Wall Street Journal10.08.2016Japan Times09.08.2016Благодаря такой мышечной памяти ей достаточно проработать сначала все в голове: «Я четко представляю себе, как я должна использовать свои физические ресурсы. Я прокручиваю это мысленно, пока иду в зал (где она проводит ежедневно от двух до двух с половиной часов), и эта подготовка, которую я совершаю после завтрака по пути на тренировку, дает потом свои плоды в зале. Прыгая, я точно знаю, что именно нужно сделать для того, чтобы прыжок или приземление получились лучше». Это позволяет избежать ей травм, ведь и в ее карьере они имели место. Так, в 2008 году спортсменка порвала «ахилл».

Чусовитина родилась в 1975 году в городе Бухара (Узбекистан). Ее жизненная и спортивная траектория определялась, как правило, геополитическими обстоятельствами на тот или иной момент времени. Еще до достижения 10-летнего возраста она привлекла внимание руководителей советской сборной, и уже через два года ее взяли на международные соревнования. В 1991 году она представляла СССР на чемпионате мира, а год спустя выступала на Олимпийских играх в Барселоне в составе Объединённой команды. После распада Советского Союза Чусовитина стала представлять Узбекистан. Некоторое время она не поднималась на олимпийский пьедестал, но ей удалось завоевать медали на мировых первенствах. В 2008 году на Олимпиаде в Пекине Оксана стала серебряным призером в опорном прыжке. Ей тогда было 33 года, и она не собиралась завершать карьеру.

Чусовитина предпочитала для выступления темные цвета, стрижку и отсутствие макияжа, чем выделялась на фоне соперниц, как правило, собирающих волосы в хвост, выбирающих яркие купальники и макияж. Пока все обсуждали, не пора ли ей уйти из спорта, уступив место молодым, она зарабатывала на соревнованиях деньги на то, чтобы спасти своего сына Алишера от лейкемии. Вместе с ним и своим мужем, борцом Баходиром Курбановым, она переехала в Кельн, чтобы бороться там с болезнью сына, которую мальчик преодолел в 2008 году. Именно поэтому на Олимпиадах в Пекине и в Лондоне она выступала под немецким флагом. В Лондоне она объявила, что это были ее последние Олимпийские игры, после которых она окончательно уйдет из спорта. Однако вскоре она изменила свое решение: «Накануне вечером я объявила всему миру, что завершаю карьеру, а на следующее утро проснулась с противоположным решением», — поведала она ESPN. С тех пор она стала выступать за свою страну, Узбекистан.

Несмотря на то, что сейчас всеобщее внимание приковано к американской сборной по спортивной гимнастике, стоит вспомнить, что к тому моменту, когда в 1997 родилась году Симона Байлз (Simone Biles), Оксана уже была обладательницей пяти медалей мирового первенства и одного олимпийского «золота». Она несколько утратила стабильность и концентрируется на одном виде — опорном прыжке — однако сможет ли кто-нибудь из нынешних гимнасток похвастаться способностью выдерживать конкуренцию семь Олимпийских игр спустя? Чусовитина же и сейчас многим даст фору.

inosmi.ru

Гимнастка Оксана Чусовитина о первых Играх, распаде СССР и секрете долголетия: Гимнастика: Спорт: Lenta.ru

Узбекская гимнастка Оксана Чусовитина, квалифицировавшаяся на свою рекордную седьмую Олимпиаду, рассказала «Ленте.ру» о начале карьеры, первых Играх, тяжелой болезни сына и переезде в Германию, тренировочных условиях после распада СССР и о том, нужен ли 40-летней спортсменке тренер.

«Лента.ру»: Для начала позвольте поздравить вас с выдающимся достижением. Какие эмоции испытали, когда отобрались на седьмые Игры в карьере?

Оксана Чусовитина: Эмоции были самые что ни на есть положительные — конечно, очень радовалась. Самым главным для меня было пройти все четыре снаряда, ведь я уже давно не выступала в многоборье. Ну, и то, что удалось избежать травм, тоже большой успех. Здоровье для спортсмена превыше всего.

Уж здоровья-то вам не занимать. И это при том, что гимнастика — один из самый травмоопасных видов спорта. Почему выбрали именно ее?

Точно помню, что родители никак не влияли на мой выбор. Гимнастикой увлекся старший брат, я пошла в зал вместе с ним. Его хватило на три месяца, а я продолжала ходить и целый год занималась вместе с мужчинами. Тренеры никак не могли выгнать в женскую секцию.

Но потом все-таки убедили?

Ну да. Тренер вел со мной длительные переговоры, я утверждала, что мне и в мужской гимнастике хорошо. В итоге авторитет наставника перевесил, так я и начала свой спортивный путь. Мне всегда нравился этот вид спорта. Это же прекрасно — бегай, прыгай, сколько хочется! Все это приносило сплошной позитив — до какого-то времени.

Когда наступило это «какое-то время» — осознание того, что выбрали нелегкий путь? Ведь любой спорт — это прежде всего тяжелый труд.

До 14 лет я и не мечтала стать чемпионкой мира или победить на Олимпиаде. Мне просто нравилось ходить в зал, выполнять всевозможные упражнения, и меня совершенно не волновал результат — получала удовольствие от самого тренировочного процесса. Но потом все изменилось. В 1991 году, когда на мировом первенстве я стояла на пьедестале и заиграл гимн Советского Союза, внутри все перевернулось. Я поняла, как много для меня значит спорт и что я хочу принести своей стране золото Олимпиады.

Оксана Чусовитина. 1992 год

Фото: Владимир Родионов / РИА Новости

Помните свой первый вызов в сборную?

Кажется, это были какие-то всесоюзные соревнования. После них пришло приглашение в сборную. Момент, когда впервые приехала на сбор, навсегда врезался в память. Мы вместе с Татьяной Гуцу (двукратная олимпийская чемпионка 1992 года, неоднократная чемпионка мира, Европы и СССР — прим. «Ленты.ру») и Татьяной Лысенко (двукратная олимпийская чемпионка 1992 года, чемпионка мира — прим. «Ленты.ру») приехали в расположение сборной СССР. Когда мы впервые зашли в зал, я потеряла дар речи, увидев сидящих на ковре Елену Шушунову (двукратная олимпийская чемпионка 1988 года, неоднократная чемпионка мира, Европы и СССР, обладательница Кубка мира и Кубка СССР, победительница Игр Доброй Воли — прим. «Ленты.ру»), Светлану Богинскую (трехкратная олимпийская чемпионка 1988 и 1992 годов, пятикратная чемпионка мира, многократная чемпионка Европы — прим. «Ленты.ру»), Наталью Лощенову (олимпийская чемпионка 1988 года — прим. «Ленты.ру»). Раньше я их только по телевизору видела, а теперь нам предстояло на одном ковре бок о бок тренироваться. Ощущения, скажу вам, незабываемые.

Дедовщины не было?

Нет, ну что вы! Все девочки были дружелюбные, открытые. Они нам очень помогали, что-то подсказывали. За счет такой атмосферы в команде мы быстро включились в процесс. Та советская сборная остается в моей памяти самой дружной командой, которую я когда-либо видела. От совместных выступлений остались самые теплые воспоминания, со многими мы дружим по сей день.

Что ощутили, когда поняли, что поедете на первые в карьере Игры?

Была абсолютно счастлива. В те времена, наверное, сложнее было пройти отбор в команду, чем выиграть Олимпиаду. Гимнасток было великое множество, по уровню подготовки все были примерно равны. Кого бы ни поставили в состав на командные соревнования, золото все равно было нам обеспечено — настолько велик был уровень мастерства. Поэтому когда я прошла последний отбор, чувства одолевали непередаваемые. Осознание того, что я оказалась лучше такого количества выдающихся спортсменок и попала в шестерку избранных, пришло позже. Мы были настолько уверены в себе, что победа была лишь делом времени. Так в итоге и произошло.

Можете сравнить те эмоции с нынешними?

Грядущая Олимпиада станет седьмой в карьере, поэтому, безусловно, эмоции другие. Сейчас я все воспринимаю немного иначе. Тогда мы были молодыми, и голова работала совершенно по-другому. Сейчас больше осознанности во всем.

Благодаря опыту к соревнованиям подходите с холодной головой?

Нет, я осталась такой же бесшабашной, как в юности. Люблю экспериментировать, пробовать что-то новое, поэтому мне до сих пор нравится этот вид спорта. В зале мне никогда не бывает скучно — гимнастика предоставляет бесконечный простор для творчества.

К слову о творчестве. Вы автор нескольких оригинальных элементов, в том числе в коронном для вас опорном прыжке. Что это — инициативы тренера или результат долгих тренировок?

Все приходит во время тренировок. Допустим, сделал ты один элемент и думаешь: почему бы не попробовать дальше, не попытаться его усложнить? Потом становится понятно, можешь ты воплотить задуманное в жизнь или нет. Стараешься расти над собой, экспериментировать, рутины никому не хочется. Гимнастика тем и хороша, что предоставляет свободу. И со стороны интересно наблюдать, и спортсмену интересно работать.

Оксана Чусовитина

Фото: imago sportfotodienst / Globallookpress.com

После распада СССР вам не предлагали попробовать свои силы в России?

Меня никто туда не приглашал, да я и сама в то время об этом не думала. Даже в мыслях не было выступать за другую страну — мне все нравилось в Узбекистане, я так же ездила на соревнования, у меня были равные с другими спортсменками возможности.

Ходили слухи об ужасных тренировочных условиях в Узбекистане того времени.

Времена были тяжелые, но ведь не только в Узбекистане так было — на всем постсоветском пространстве. Но мы как-то выкручивались, старались ездить на соревнования. Сборов было значительно меньше. В принципе, базы на озере Круглом, которую Узбекистан унаследовал от СССР, нам вполне хватало.

Мало кому удается вернуться на прежний уровень после родов. В чем ваш секрет?

История забавная. Именно после рождения сына я и начала завоевывать медали чемпионатов мира. Отлично пошел опорный прыжок, по сей день считающийся моим коньком. Видимо, Алишер дал мне такой заряд энергии, столько сил, что иначе сложиться попросту не могло. Я ведь не собиралась возвращаться в спорт, объявила о завершении карьеры, намеревалась посвятить себя семье. Но один раз — можно сказать, случайно — зашла в зал. И по сей день не могу выбраться. Мимо надо было проходить! (Смеется)

Тяжело было возвращать форму?

Возвращение далось настолько легко, что я даже не могу вспомнить каких-либо трудностей. Сама не нахожу этому объяснения. Начала заниматься, потихоньку набирала былую форму, а потом уже и на соревнования поехала.

В 2002 году вы попали в тяжелую ситуацию: заболел сын. Как нашли в себе силы продолжать заниматься спортом?

Когда Алишеру диагностировали лейкемию, потребовалась огромная сумма денег на лечение. Гимнастика — не теннис, миллионов здесь спортсмену не заработать. Поэтому когда зашла речь о дорогостоящей клинике в Германии, мы с мужем не знали, что делать. Но немцы протянули руку помощи, при этом не ставили мне никаких ультиматумов. Сказали: сможешь тренироваться — хорошо, не сможешь — не беда, мы все равно поможем. В зал я продолжала ходить по другой причине: тренировки помогали мне отвлечься от негативных мыслей. Если бы не спорт, я бы сошла с ума. В спорте я черпала силы и возвращалась к сыну обновленной.

Оксана Чусовитина

Фото: imago sportfotodienst / Globallookpress.com

Как вы решили выступать за сборную Германии?

Когда сын поправился, нужно было продолжать наблюдаться у врачей, сдавать анализы — на все это требовались деньги. В общей сложности реабилитация продолжалась пять лет. В какой-то момент немцы предложили оформить гражданство, чтобы лечение было бесплатным. Мы думали наперед — не исключался рецидив. Поэтому я и приняла решение выступать за Германию. Все сложилось удачно, все вошли в мое положение. Узбекистанская федерация без лишних вопросов отпустила — немецкая, в свою очередь, приняла.

Поговаривали, что в Узбекистане навстречу вам пошли не сразу.

В самом начале, когда я только объявила, что ухожу из сборной, спортивные чиновники не были в курсе моей проблемы. Для них все было предельно просто: команду покидает лучшая спортсменка. Это для них было неприемлемо. Но когда я прилетела в Узбекистан и объяснила ситуацию, никаких проблем не возникло.

Тогда же вам пришлось расстаться со своим многолетним тренером Светланой Кузнецовой.

Было очень тяжело. В столь трудной жизненной ситуации мой тренер меня не поняла. Я должна была оставаться с сыном в больнице, она же настаивала на том, чтобы я вернулась в Ташкент и продолжила тренировки. А ведь мы с ней 20 лет работали вместе. Я была уверена в том, что этот человек первым войдет в положение и протянет руку помощи. Все это меня обидело до глубины души. Сейчас мы общаемся, но осадок, что называется, остался.

Как прошла адаптация на новом месте?

Сравнительно легко и быстро. Может потому, что за свою спортивную карьеру я немало путешествовала. Меня не беспокоили бытовые вопросы, у меня была цель — вылечить ребенка. Некогда было думать о сложностях адаптации.

Давайте о приятном. Знакомы ли вы с Йорданом Йовчевым — болгарским гимнастом, на счету которого тоже шесть поездок на Олимпийские игры?

Мы с Йорданом друзья. В прошлом году на этапе Кубка мира в Болгарии я над ним смеялась: сдулся, мол, — мы ведь с ним всегда вместе на Олимпиады ездили. (Смеется) А вообще у меня никогда не было мысли побить рекорд. Я действительно занимаюсь тем, что нравится. Надоест — закончу. Мне ведь в этом плане проще, могу спокойно хоть завтра сказать: «Достало все, завершаю карьеру!»

Но говорить этого не станете?

Не стану. (Смеется) Ведь я нисколько не устала от гимнастики. Многие со скепсисом относятся к моим заявлениям, напоминают о возрасте. Но я ведь не лезу к другим с советами — занимайтесь кто чем хочет. Мне не нужны чьи-то нравоучения. Я действительно получаю удовольствие.

Оксана Чусовитина на отборочных совернованиях к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. 18 апреля 2016 года

Фото: Sergio Moraes / Reuters

Какова ваша нынешняя роль в команде? Тренируете параллельно с выступлениями?

Никого не тренирую и пока не планирую.

Есть ли у вас тренер?

Конечно. Мне очень помогает Светлана Богинская. Она моя подруга, а в прошлом году выступала в роли моего тренера. С января этого года работаю под руководством Николая Пака. Я сама попросила федерацию предоставить мне тренера. Уверена, вне зависимости от опыта каждому спортсмену нужен наставник, не бывает спортсмена без тренера. Он просто стоит рядом — и тебе уже легче.

Сейчас вы выступаете за Узбекистан, но к Играм в Рио готовиться планируете в Германии.

Здесь учится сын, поэтому и живу, и тренируюсь тут же. К этим Играм готовиться даже легче, чем к предыдущим, ведь я не собираюсь участвовать в многоборье. В Рио выступлю в опорном прыжке и еще на паре снарядов. К одному упражнению готовиться сложно, нужно на что-то переключаться во время тренировок.

Как оцениваете свои шансы на предстоящих Играх и перспективы ваших конкуренток — россиянок?

Команда у России хорошая, я бы даже сказала — очень хорошая. Может претендовать на самые высокие места. Но при этом хочу отметить: гимнастика — это такой вид спорта, где нельзя ошибаться. Если российские девочки сумеют избежать ошибок, будут большими молодцами, то смогут порадовать себя и болельщиков. Что касается личных целей — надеюсь достойно выступить и удивить всех, показав что-то новое в опорном прыжке. Подготовка в разгаре, впереди три месяца — надеюсь, сумею избежать травм, это тоже важно. А дальше увидим. Глядишь, побью-таки рекорд! (Смеется)

lenta.ru

хороший спортсмен с годами становится только лучше

Как и все виды спорта, где требуется гибкость, координация движений, спортивная гимнастика – спорт для молодых. Даже не для молодых – для совсем юных. Особенно это касается женской спортивной гимнастики. Расцвет формы приходится у девчонок на 17-19 лет. Гимнастка в возрасте 25 лет – практически долгожитель в этом виде спорта. Тем удивительнее история Оксаны Чусовитиной. Олимпиада в Рио стала для этой спортсменки седьмой! Кто же такая Оксана Чусовитина? Биография этой женщины заслуживает внимания всех любителей спорта.

Как все начиналось

Оксана Чусовитина начинала свою спортивную карьеру в непростое время. Начало 90-х, распад страны, общая неопределенность. Все это ломало судьбы и взрослых, закаленных спортсменов.

Большой спорт узнал такую спортсменку, как Чусовитина Оксана, в 1991 году. В возрасте 16 лет она здорово выступила на Чемпионате мира по гимнастике в Индианаполисе, тогда еще защищая цвета советского флага. Золото в опорном прыжке и командных соревнованиях, серебро в вольных упражнениях – отличный результат для дебютантки.

Но на свою первую в жизни Олимпиаду Оксана поехала в составе совсем другой команды. СССР развалился, и спортсменка выступала за команду СНГ. Тогда она и получила свою первую и, к сожалению, последнюю пока золотую олимпийскую медаль в командных упражнениях.

На переломе эпох

После распада большой страны многие спортсмены оказались перед трудным выбором – с какой из республик связать свою жизнь? Многие украинские футболисты, например, предпочли выступать за сборную России, были и другие примеры смены гражданства. В числе таких спортсменов оказалась и Чусовитина Оксана. Гимнастка родилась в Бухаре, проживала в Ташкенте.

В то смутное время многие люди уезжали из Узбекистана. Родители спортсменки также переехали в Российскую Федерацию. Но Чусовитина Оксана решила остаться в любимом городе и выступать за национальную команду Узбекистана.

В 1993 году она еще ездила по стране в составе группы спортсменок, которую собрал бывший олимпиец Билозерчев. За выступления спортсмены получали приличные деньги по тем временам. Сама гимнастка рассказывала, что молодые несмышлёные девчонки покупали целые коробки техники и складывали их дома, не зная, куда потратить заработок. Но это длилось недолго. Спонсорские отчисления иссякли, Билозерчев уехал за границу. Оксана Чусовитина стала представлять сборную Узбекистана на международных соревнованиях.

Спортивная гордость Узбекистана

Таких успехов, как в составе советской команды, спортсменка не добивалась. Была бронза на Чемпионате мира, несколько наград на Азиатских играх. В составе узбекской команды она поехала на свою вторую Олимпиаду в Атланте. Там, к сожалению, Оксана Чусовитина осталась без медалей.

Самое главное событие в ее жизни случилось в этот период на личном фронте. Выйдя замуж за борца Баходира Курбанова, она рожает ему сына Алишера. Большинство гимнасток уходят из большого спорта после рождения ребенка, но для Узбекистана Оксана была не просто рядовой спортсменкой. Для республики, не избалованной спортивными наградами, легендарная спортсменка, становившаяся олимпийской чемпионкой, была самым настоящим знаменем.

Спортсменка продолжает свои выступления после выхода из декрета. Чтобы не распылять свои силы, все внимание она концентрирует на своей коронной дисциплине – опорном прыжке.

После 1996 года в качестве легионера она представляет спортивный клуб в Германии. Время от времени защищая его цвета, она получает какие-то деньги за это. При этом на тот момент у нее и мысли не было о смене своего спортивного гражданства. Чусовитина Оксана оставалась верна узбекистанской команде. В 2000-х снова посыпались медали на Чемпионатах мира – золотые, серебряные, бронзовые. В ее честь на родине даже выпустили марку.

Трудный период

В 2002 году ребенок Оксаны Алишер заболел лейкемией. Для лечения трехлетнего ребенка требовались огромные деньги, которых не было в семье спортсменов. Чтобы набрать 120 000 евро, необходимых для курса лечения, продали квартиру в Ташкенте, личные автомобили. Но этих денег было недостаточно. В отчаянии спортсменка обращается за помощью в Германию.

Спортивный клуб, за который выступает Оксана, помогает ей, создается благотворительный фонд. Сразу после страшного диагноза Алишер проходит первый курс лечения. Спустя три года течение болезни останавливается. В знак благодарности к стране, спасшей ее сына, Оксана Чусовитина начинает представлять национальную сборную Германии на международных турнирах.

В 2006 году она в составе новой сборной уже в солидном для гимнастки возрасте берет бронзу на Чемпионате мира. Следует целая россыпь медалей на Чемпионатах Европы.

Словно обретя второе дыхание, она, спустя 16 лет после Барселоны, снова завоевывает медаль на Олимпийских играх в Пекине. Учитывая неизмеримо возросший уровень конкурентов за полтора десятилетия, эта серебряная медаль сродни золотой. Заканчивает свои отношения с немецкой командой Оксана на Олимпиаде в Лондоне.

Возвращение под цвета Узбекистана

После 2012 года спортсменка решает завершить свою умопомрачительную спортивную карьеру на родине. Желая вернуть долг благодарности родной стране, она планирует провести еще один сезон, выступая за команду Узбекистана. Но прощание затянулось на целых 4 года.

Попутно Оксана Чусовитина выигрывает серебро на Азиатских играх, побеждает на этапах Кубка мира. Олимпиада в Рио становится седьмой в карьере. Никогда до этого подобного не случалось в спорте высоких достижений. Хоть Оксана и не завоевала наград, но само попадание в десятку сильнейших в возрасте 41 года – уже фантастическое достижение. И это в виде спорта, где уходят на «пенсию» 25-летние молодые девушки.

Сейчас Оксана – тренер в национальной команде по спортивной гимнастике. Сын Алишер благополучно справился с болезнью, играет в футбол за молодежную команду. Кто знает, может, и на следующей Олимпиаде снова выступит Оксана Чусовитина.

fb.ru

Гений своего тела | Федерации спортивной гимнастики России

Мы встретились утром в Олимпийской деревне. Оксана Чусовитина закончила выступать три дня назад, но не уехала: она хотела участвовать в церемонии закрытия Игр. Хотела пройти по стадиону. А я хотел поговорить с ней. В случае с Оксаной Чусовитиной, кажется, остается на первый взгляд развести руками в полном недоумении: нельзя, в самом деле, вообще никак нельзя в 41 год выступать на Олимпиаде и быть по крайней мере не хуже 14-летних.

А ей можно. Она выступает. К тому же, надо помнить, речь же идет, в конце концов, о спортивной гимнастике. О спорте, где старушками считаются не успевшие дотянуть до совершеннолетия.

Да что же с ней такого стряслось?

Не знаю, зачем, идя по Олимпийской деревне на встречу с ней, я зашел в фитнес-центр деревни. Потянуло как-то, что ли, к лучшей жизни. В огромном ангаре на тренажерах одновременно занимались сотни людей телосложения, какое им послал бог и какое они доделали себе сами. Они здесь сами были боги. Крутили педали, делали растяжки, выжимали вес… Нигде в мире я не увидел бы такой концентрации идеальных тел за работой над ними. Здесь, я удивился, было тихо: они все делали молча, и все это была какая-то адская машина по производству мышц.

Столько людей — а было в этом что-то нечеловеческое. Я постоял среди них в каком-то оцепенении, пока меня чуть не убили две тетеньки, практиковавшие среди уходящих в завидную бесконечность рядов велотренажеров, если не ошибаюсь, тхэквондо, и поспешил убраться оттуда. Хотя я понимал, что они не со зла.

Через минуту на скамеечке под солнцем я встретился с Оксаной Чусовитиной: небольшой, даже маленькой женщиной, которую я рискнул бы назвать немолодой. Ей бы, наверное, не уступали место в метро, но и не удивились бы, что эта хрупкая, не побоюсь этого слова, женщина сама его никому не уступает. В ней не было вообще ничего общего с теми людьми, которых я видел только что в фитнес-центре деревни. Сидела, листала странички в телефоне. Что она там могла разглядеть под этим испепеляющим зимним солнцем, сгущающим воздух добела…

Мы пошли с ней и сели в тени, во дворике дома, где живут наши. Понадобилось всего-то два часа, чтобы она рассказала мне все.

И теперь я знаю: мне, может быть, впервые после такого разговора, открылась бездна. Вот именно так все было.

— Скажите для начала,— попросил я ее,— почему вы после лондонской Олимпиады, которая стала шестой для вас, решили ехать в Рио? Зачем, скажите?

А чего было откладывать с такими вопросами?

— Я после Лондона,— объяснила Оксана,— хотела уже, подумывала, что буду заканчивать… Но…

— Наконец-то за все эти годы вы подумали, что, может быть, пора… Но еще не были уверены…

— Да, я подумала: наверное, уже хватит…Потому что у меня в Лондоне была Олимпиада какая-то такая, я не знаю… Я была вся уставшая, я поняла, что я ничего не хочу… Я не хочу выступать, я не хочу выходить на помост… Ну просто вот: я не хо-чу. И я поняла, что это усталость, накопленная не физически, что-то на меня страшно давило… Даже когда выходила в финал на прыжок, я знала, что просто сделаю свои два прыжка, и все. Не было у меня никакого азарта, как до этого или как сейчас, например…

Она вдруг внимательно посмотрела на меня, и я понял, что она ждет вопроса. Ну, я задал его:

— Как сейчас, вы говорите?

— Да, как сейчас! Сейчас — да вы себе просто не представляете!.. И вот я подумала, что это и есть, наверное, все…

— Да, по всем признакам — это все… Дальше лучше не пытаться. Это значит, что завод вдруг закончился.

— Вот, и я так подумала! Я подумала, что закончу наконец… И только дня через два, проснувшись как-то…

— Всего-то! — воскликнул я.

— О, это большой срок! — воскликнула она.— Проснувшись утром, я поняла, что могу еще что-то сделать и что во мне есть эти силы. Просто мне надо вернуться на родину и выступать за Узбекистан, а не за Германию.

— Тут, видимо, мистика какая-то присутствует, да? — я, конечно, не до конца сейчас в такую мистику верил, хотя никогда ничего ведь исключать нельзя…

— Просто не надо тебе проходить эти бесконечные квалификации в своей стране,— доступно объяснила она,— а это намного легче.

То есть ее эти бесконечные квалификации накануне Олимпиады в Лондоне, похоже, и доконали, а не что-нибудь еще, подумал я. Вот что с ней случилось. И никакой мистики или особой чувствительности.

— Я поговорила и с немецкой федерацией, и с узбекской, и везде меня поняли. Конечно, в Узбекистане сказали с радостью: «Возвращайся!» Я ведь за Узбекистан несколько лет выступала…

— А немецкая федерация вряд ли с такой же радостью вам что-нибудь сказала. Вы были ведь по крайней мере ее достопримечательностью.

— Они сказали мне: «Большое спасибо за то, что ты сделала для Германии». А я говорю: «Да это вам такое спасибо… Вы помогли мне вылечить ребенка… Я счастливая теперь по жизни, потому что он жив-здоров, и больше для матери ничего не надо».

Спортивная гимнастка Оксана Чусовитина

Фото: Julio Cortez, AP

— Что же произошло за эти два дня? Просто вы отдохнули?

Я был удивлен, как она отвечала на мои вопросы. Она их очень внимательно слушала, делала небольшую паузу, собираясь с мыслями, а потом подробно и, я бы сказал, терпеливо и при этом быстро, как-то без помарок говорила, иногда закрывая лицо ладонями, словно стесняясь того, что произносит.

А произносить она вскоре начала слова, которых не стоило стесняться, но я понимал, что не каждый человек смог бы их произнести. Но до этого было еще немного времени.

— Не знаю, что-то перевернулось во мне. Не только выспалась. Я очень не люблю что-то не сделать, а потом жалеть об этом. Я всегда говорю себе: если ты в состоянии, то сделай, чтоб никогда не жалеть, что не смогла.

— Ничего себе! — не удержался я.— То есть вы после Лондона решили, что вы еще не все сделали!

— Я скажу больше. Я знаю сейчас, что я могла на этой Олимпиаде сделать большее, но у меня не получилось, потому что это спорт. Но я никогда не падаю духом, у меня есть мечта, к которой я буду идти до конца.

— Какая мечта, можно спросить? — аккуратно спросил я.

— Я мечтаю,— четко сказала она,— завоевать на Олимпийских играх медаль за Узбекистан.

— Ох ты! Вы, значит, в Токио поедете. Но вам хотя бы квалификацию надо пройти. А если вы ее не пройдете?

— Я понимаю,— согласилась Оксана.— Я очень хорошо понимаю. В этом году мне надо было на квалификации делать многоборье, то есть все четыре снаряда, а не только опорный прыжок. Я не делала сложности на других снарядах, я сделала чистенько и стабильно. А в Рио прыгала свои прыжки.

— Я видел это. И видел, как после всех выступлений, перед тем, как наградить победителей, организаторы и зал устроили овацию вам. Этому огромному залу показали сюжет про вас. В нем вы были настоящей мировой легендой спорта. Это было не то что неожиданно. Это было так… У меня самого комок к горлу подкатил. И вы стояли такая простая и, мне казалось, поникшая…

— Я расстроилась, что не очень хорошо прыгнула,— вздохнула Оксана.— И я как-то смущаюсь, когда меня называют легендой. Я просто, может, больше люблю свой вид спорта, чем другие дети…

Я не стал ее переспрашивать, не оговорилась ли она, когда сказала «дети», и не имела ли в виду «люди». По-моему, нет, не оговорилась.

— Или, может, я больше понимаю в этом спорте… Я делаю это с радостью… Ну, может быть, немножко дольше задержалась я в этом виде спорта… Я ничего такого не сделала…

— На сколько Олимпиад дольше вы задержались? На четыре, не меньше?

— Да, так и есть. Я считаю, что на четыре. Но это не мешало здесь делать прыжок на два с половиной сальто вперед. Только я, видимо, не рассчитала силы и немножко перекрутила.

— То есть сил у вас было слишком много на этой Олимпиаде!

— Вот именно так! Вот именно! — обрадовалась Оксана.

— А вы считали когда-нибудь, сколько разных прыжков вы прыгнули за всю жизнь?

Она удивилась:

— Меня никто никогда не спрашивал об этом, а сама я не думала. Но в Рио я хотела показать именно этот прыжок, потому что у него самая сложная базовая оценка, и я была готова к нему! Но не сделала. И вот это меня мучит.

— А не то, что не взяли медаль? Все же, выходя на старт, думают про медаль. Иначе зачем все?

— Я,— с достоинством сказала Оксана,— когда выхожу на помост, никогда не думаю о медали, а думаю о том, что надо сделать все, что тренировала.

Я не верил ей.

— Но в Рио вы же думали про медаль. Про золото, я уверен, думали. Хотя бы во сне ее видели. Я вам не верю!

Я ни на что ее не провоцировал. Я просто не верил.

— Не думала! Я в Токио возьму.

Она, по-моему, сама опешила от того, что сказала.

— Да? — переспросил я.

— Да.

— Я вас ловлю, конечно, на слове, хотя понимаю, что я не первый, кому вы это говорите…

— Я вам это первому сказала. Так будет.

Посмотрим. Недолго осталось, в конце концов.

При этом я сейчас смотрел на нее и думал, что она ведь возьмет. Вот, черт возьми, я полностью верил и доверял ей так, как она сама верила и доверяла тому, что сейчас сказала. Вдруг удивительная сила обнаружилась в этом маленьком человеке. Не кураж какой-то, который вдруг понес ее, а именно сила. И она так чувствовалась в ней. И, может, это была часть той силы, которая выносит ее уже на восьмую Олимпиаду…

— Когда продолжила тренироваться после Лондона,— сказала Оксана,— очень много было скептических голосов: она уже совсем в возрасте, она уже совсем не то…Но когда я приезжала на Азиатские игры или Кубок мира и выигрывала медаль, эти же люди начинали хвалить: «Вот какая молодец, мы за нее всегда болели…» Я не люблю, когда так… И поэтому в последние два года я перестала давать интервью. Мне стало неинтересно. Я не делаю это все для кого-то. Я делаю это для себя. И если я завтра захочу уйти, я встану и уйду.

— В конце концов, у вас есть семья, у вас есть ребенок великолепный…

— И у меня есть все звания и награды, которые могут быть в гимнастике… И мне говорят: «А зачем ты тренируешься?»

— Зачем вы тренируетесь?

— Потому что я делаю это не для кого-то. Делаю для себя. Мне вот именно это нравится. Я ж никому не мешаю.

Можно было бы сейчас сказать ей, что как же не мешает — столько юных гимнасток мечтают попасть на Олимпийские игры, и кому-то из них она ведь переходит дорогу… Но это же было не так: она честно проходит все отборы — и если и правда кому-то мешает, то не больше, чем кто-то мешает ей.

— А все эти умопомрачительные тренировки, особенно перед Олимпиадой?..

— Я сейчас не тренируюсь…— с каким-то даже торжеством сказала Оксана.

— Как, вообще?

— Так изнурительно не тренируюсь. Я тренируюсь часа три в день, не больше.

— И даже здесь, в Рио?

Я не мог поверить. Она была тут такая одна. Я сразу опять вспомнил этот фитнес-центр, угораздило же меня туда зайти…

— Один раз в день по три часа,— подтвердила она.— Мне этого достаточно. И мне в это время нравится что-то пробовать, что-то изучать… Я делаю это только для себя.

Становилось все интересней.

— Ну нельзя спортсмену, если он не хочет, сказать: «Все, хватит»,— продолжила Оксана.

— Бывает же, что говорят. Потому что все равно встает этот вопрос: «Зачем?»

— А мне самой интересно, до какого вот возраста я смогу? Как только я почувствую, что качусь вниз, ну конечно же, сразу прекращу. Я не буду доводить до того, чтобы валяться под снарядом или выходить, вся забинтованная… И что у меня все болит, и я кому-то что-то доказываю… Нет, конечно, нет… Но я же не качусь! У меня на прыжке был такой прилив сил! Я почувствовала такую мощь! Но, наверное, ее оказалось слишком много!.. И я перекрутила… А так-то я посмотрела и поняла, что больше половины гимнасток… это я не хвастаюсь ни в коем случае… выступают хуже, чем я! Почему они могут выступать, а я не могу?! У нас же нет лимита. Меня ж не выгонят из зала?

Похоже, она думала и об этом.

— Мне, между прочим, многие сказали: «Ты не уходи, ты оставайся…»,— продолжила Оксана.

— В том числе и муж, и сын?

Она замялась:

— Муж из любви никогда не скажет «Уходи». Он сам бывший спортсмен, он знает, что мне это нравится.

— И что говорить это бесполезно.

— Конечно. А вот сын… Последние раз пять говорит: «Ну все, мамочка, ты приедешь домой со своей последней Олимпиады… Последней… Да? И мы будем проводить время вместе… Да? Ты же закончила?» Ну, я приеду, поговорю, думаю, он поймет.

— Ему сколько сейчас?

— 17 будет в ноябре.

— Я так понимаю, что многое в вашей жизни из-за него в свое время изменилось, да? — я наконец спросил об этом.

Я же читал, как она сменила гражданство, когда выяснилось, что он болен.

— Не совсем,— сказала она.— Нет. Почему-то СМИ, не разговаривая со мной, говорят, что я вернулась в спорт в свое время из-за Алишера.

То есть она сейчас имела в виду другое.

— А я не уходила никуда. Я порвала ахилл, родила ребенка, но я не говорила, что уйду, я не собиралась. Я приехала с Азиатских игр, где завоевала два золота, два серебра и узнала, что у меня болен ребенок. Ему было два с половиной года. Лейкемия, рак крови. Я ходила в зал, чтобы не сойти с ума. Чтобы не уйти в себя. Чтобы не уткнуться в себя. Там, в зале, ты вынужден, хочешь ты или не хочешь, если залазишь на бревно, из головы у тебя все это убирается, и ты тренируешь бревно или брусья и отвлекаешься. Если бы я постоянно сидела в этой больнице в течение двух лет, я бы точно сошла с ума. И в Германии дети умирают. Я видела таких детей. Это самое тяжелое. Я ходила в зал и тренировалась, тренировалась… А потом с новыми эмоциями приходила в больницу, ребенок это видел и начинал улыбаться.

— Я знаю, вы сменили гражданство и из Узбекистана переехали в Германию именно в этот момент.

— Нужно было 120 тыс. на лечение. Евро. Немцы сказали, что для гражданина Германии лечение может быть бесплатным, там такой социальный пакет, в нем детям лечение бесплатное… Не надо, говорят, ездить на соревнования, ну сколько вы заработаете на этих этапах Кубка мира. Ну да, у нас же не теннис…

— Может, у них корысть была? Хотели приобрести талантливую гимнастку, которая к этому времени в составе сборной СНГ стала олимпийской чемпионкой?

— Думаю, нет. Они мне сразу сказали: «Если ты не сможешь выступать, ничего страшного. Мы просто хотим помочь тебе». И ни разу не сказали: «Ты обязана выступать за нас».

Спортивная гимнастка Оксана Чусовитина

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

— Они — это кто?

— Это Эберхард Гингер, он сидел в правительстве Германии, он гимнаст сам бывший, и немецкая федерация гимнастики… Нет, они просто помогали.

Какая теперь, в конце концов, разница, что это было. Может, что-то немцы и имели в виду, что предложили поменять гражданство. Но они предлагали спасти ее ребенка. Она не думала ни секунды.

— То есть сына спасали спортивные гимнасты.

— Да! К сожалению, в Узбекистане не было детской онкологии. Да и нет. Конечно, стали говорить, что я бросила тренера, убежала в Германию… Я думала: говорите, что хотите… Сделали все сыну, я ходила в зал, у меня появился даже тренер, она из Белоруссии, Жанна, тоже немка… стала… Потихоньку я поехала на чемпионат мира в Орхус от Германии и там заняла третье место. На чемпионатах Германии стала выступать…

— И как?

— Я всегда была первая.

— В своем прыжке.

— Нет. Я делала тогда многоборье. Была молода! — Оксана смеется, вот что в этом смехе: на самом деле я и сейчас молода, не надо, вот только не надо…

Мы поехали в Пекин, я завоевала серебро на прыжке, поехали на Европу, и я выиграла опорный прыжок…

— Это же сколько вам было?

Она отвечает мгновенно и с вызовом:

— 33.

— Уже тогда возраст был не для спортивной вроде гимнастики.

— Ой, мне тогда казалось, что я такая молодая! — она хохочет.— Такая перспективная!

Тут уж мне тоже становится, конечно, очень смешно. Да, перспективная… 33 года, ребенок болен раком крови, она ездит на Олимпиаду и берет там серебро…Она так просто обо всем этом рассказывала, и как она еще могла об этом рассказать?.. А вот бездна-то понемногу и приоткрывалась. Бездна ее чудовищных переживаний, которые могли, наверное, и должны были сломать ее. Потому что как ты сможешь выигрывать чемпионат Европы, если сутками, без перерыва на сон думаешь только о том, что твой маленький сын болен раком? Никак.

— И закончились очередные соревнования, я пришла в клинику, и случилось такое, что я запомнила на всю свою жизнь. И даже 23 медали Фелпса не сравнятся с тем, что мне сказали. Мне сказали, что мой сын полностью здоров.

Она мяла и комкала в руках большой бумажный стакан, который кто-то оставил на столе до нас, а она его в какой-то момент схватила и стала мять и комкать.

Она рассказывала, как ей теперь стало хорошо, а я думал только о том, как же ей было плохо. Эта женщина прошла путь, достойный настоящей гимнастки.

— Мне сказали, что Алишер чист. Хоть бы я пять золотых медалей привезла — и это ничто по сравнению с тем, что я испытала в этот момент.

— Сколько же лет ушло на эту борьбу? — спросил я.

— Шесть. Был очень тяжелый момент, когда после третьей или четвертой химии он перестал разговаривать, перестал ходить… Я так испугалась. А они сказали, что это нормально. Но это не было нормально. Но он прошел и через это. Он, конечно, не помнит…

— В общем, все стало налаживаться…

— После этого, такая счастливая, поехала в Швейцарию на соревнования и там порвала ахилл второй раз. Только восстановила, делала отмахи в стойку на брусьях и порвала плечо. Два с половиной года я не выступала, я только восстанавливалась, лечилась, опять восстанавливалась, лечилась… И уж я не думала, буду я, не буду прыгать… А потом почувствовала, что небольно! Поговорила с Жанной, говорю, давайте попробуем, а вдруг попаду в немецкую команду… Они там даже не смеялись, им было дико про это слышать. Попала.

— Хотя еще после Пекина, в 33 года, можно было задуматься, не пора ли… А вы вообще решили вернуться, значит, когда другие не возвращаются.

— После Пекина я узнала, что сын здоров. И эта новость была такая, что все остальные мысли были по этому самому… Параллельно стало все.

— А вам врачи говорили когда-нибудь, что с вашим организмом такого, что он вообще не стареет?

— Нет, никогда…— она задумалась.— Я даже массаж не люблю делать. Я люблю ходить в сауну.

— Послушайте, все у вас не так!

— Знаете, я даже когда в гимнастику пришла в восемь лет, то год занималась мужской гимнастикой! Я не хотела к девочкам идти!..

Это был уже перебор. Сознание мое было уже на пределе. Это уж было слишком для меня. И ведь все это была очень простая правда.

— Брат мой в Ташкенте ходил на гимнастику, и я с ним. Я на кольцах выступала на соревнованиях с мальчиками. Мне говорили: «Вон туда тебе, к девочкам… Бревно там…» Я говорю: «Мне не нужно бревно…» А больше всего мне вот что нравилось, это вообще самое любимое мое было, я бежала на него… Это на перекладине. Когда в лямке… Руки ж не отрываются от перекладины в лямке… И когда меня большими оборотами крутили, мне казалось, что это самая лучшая карусель, которая только есть в жизни!.. Я в семье самая младшая, меня все любили, и я всегда делала все, что я хотела!..

— И даже в сборной Советского Союза? Я знаю, вы же жили на озере Круглом, на том самом…

— Нет, я там не делала то, что хотела!.. Там все было по-другому, вы правы! Самое страшное там было упасть. Все! Остальное было не страшно!

— Почему же это было так страшно? Из-за опасности травмы?

— Это ужасный страх, что тебя поругают. Мы были дети. Это был наш детский страх.

— Может, в этом и состояла особая сила советской гимнастики? И ее главный страшный секрет? В том, что вы жили в таком страхе. И поэтому не падали.

— А ведь меня это озеро Круглое закалило очень хорошо. 30 человек, одинаково готовые. Приходилось сражаться и выживать. На соревнования попадали единицы. Но мы знали, что если мы попадем в команду на Олимпиаду, то мы будем олимпийскими чемпионами. Потому что мы были сильнее.

А она сильнее и осталась.

— А вы себя сейчас на сколько чувствуете?

— Честно скажу: лет на 20!

— Ой! 20-летний возраст — очень опасный для девушки. Столько всего можно натворить…

— Но мозг-то у меня постарше!.. И все старше и старше! А я все моложе и моложе!

Мы встретимся с ней через четыре года в Токио. Я пойду на соревнования по спортивной гимнастике, и эта никакая не женщина, потому что она сейчас мне искренне не казалась уже женщиной, перед которой не нужно вставать в метро, чтобы уступать место… Так вот эта девушка, которая возьмет золото Олимпиады в Токио,— гений. Гений своего тела. Судьбы своей. Гений своих чувств.

И чистой красоты, конечно.

Она в 45 лет выиграет олимпийское золото в Токио для себя.

Но и для меня тоже.

Андрей Колесников, Рио-де-Жанейро

sportgymrus.ru


Смотрите также